25 резонных вопросов Абельмазову. Интервью «Белгород №1» с главой местной «Партии пенсионеров», неожиданно прошедшей в облдуму

Неожиданно, впервые в истории белгородской политики, «Российская партия пенсионеров за социальную справедливость» вошла в областную думу. Партия, которую многие считают спойлером, набрала чуть больше 5% и делегировала своего председателя Владимира Абельмазова представлять интересы в облдуме. Главный редактор «Белгород №1» Владимир Корнев встретился с новым депутатом, чтобы узнать, зачем было сдавать мандат в 2018 году, чтобы вернуться в 2020, а также получить ответы на другие не самые приятные для парламентария вопросы.

Image for post
Image for post
Владимир Абельмазов

— Я не знаю почти ничего о вас, и почти ничего, к сожалению, не знаю о партии, которая теперь будет представлять, в том числе, и мои интересы в областной думе. Для начала. Как и когда вы пошли в политику?

— Сразу, как в Белгород приехал, в 1992 году. Я был знаком с такими политиками как Борис Фёдоров, царствия ему небесного, Александром Жуковым. В 1995 году были первые выборы в Государственную думу — самые, наверное, открытые были выборы. Когда таких, как я, брали.

Я баллотировался как раз вместе с Николаем Ивановичем Рыжковым. И мы с ним встречались в Ивне, на моей родине. Он мне тогда сказал: «Сынок, не твоё ещё время. Твоё время придёт» (смеётся).

[После этого] я шёл практически на все выборы: и в Госдуму, потом у нас [в регионе]. В 2012 году стал руководителем «Партии пенсионеров» Белгородской области, и в 2013 году наша партия прошла в горсовет Белгорода.

— У меня есть представление, что за «Партию пенсионеров» голосуют пенсионеры, которые видят в бюллетени близкие для них слов, срабатывает стереотипное мышление, мол, «они представят наши интересы». Представляю, что это несильно политически подкованные люди, которые ассоциируют себя с вашей партией просто по названию и голосуют за неё. Насколько я прав?

— Действительно, само название «Партии пенсионеров» ассоциируют. Но я выступал на дебатах и говорил: «Каждому здравомыслящему человеку надо устроить свою жизнь». Я за то, чтобы именно люди старшего поколения достойно жили в нашей стране.

Вот у меня родители — отцу 90 лет, маме 83. Кто за ними будет смотреть? Пятая заповедь говорит: «Самое сложное — это растить детей и досматривать родителей». И вот, действительно, даже сейчас, [когда] предвыборная агитация была, мне приходилось мотаться к ним. Слава богу, у меня сестра ещё младшая, мы с ней вместе по очереди ездим.

А так, голосуют, конечно, люди здравомыслящие, которые смотрят в своё будущее. Наша партия говорит про систему пенсионного обеспечения [и] Пенсионный фонд, что это прослойка. Это структура, которая деньги берёт у нас и делает какие-то коэффициенты. Но меня просто удивляет, когда человек, который проработал несколько лет врачом или учителем, выходит на пенсию и [получает] 8 200 рублей. Это вообще парадокс.

Мы за что выступаем? За то, чтобы обеспечить свою старость. Хотя бы, чтобы люди могли нормально жить, а не доживать. У нас люди, которые наиболее добросовестные, дисциплинированные — это пенсионеры. Особенно те, кто жили в советское время. Им сказали платить за коммунальные услуги столько, и они чётко платят. Будет пенсия 8 тысяч, и 4 тысячи они будут платить за коммунальные.

Представьте, в России 45 млн пенсионеров, в Белгородской области — почти 500 тысяч. Они приходят на избирательный участок, голосуют, идут на выборы. В принципе, они нас услышали. Вот сейчас эти люди нас увидели, а раньше нас мало кто знал.

У нас предвыборная агитация очень сильная была в этом году. Казалось бы, для кого-для кого, но до пенсионеров трудно через соцсети доносить [информацию]. Через сайт и соцсети мы начали добиваться, чтобы люди нас услышали — что есть такая партия, которая отстаивает интересы людей пожилого возраста и не только. Потом начали выпускать газету и развозить по всей области. У нас было 100 тысяч экземпляров: сначала выпустили 40 тысяч, потом ещё 30 и ещё 30.

И люди старшего поколения [в кандидатах] были достойные у нас, набрали нормально [голосов]. Зацепин Владимир Павлович—13%. Людмила Добродомова, которая в Красной Яруге работает в детском саду — она молодец, набрала тоже 13%.

В Белгороде по последним результатам у нас 8,85% [голосов], хотя только 26% избирателей пришли на избирательные участки. За нас очень хорошо проголосовали в Старом Осколе, в Шебекино, где у нас есть депутаты, где про нас слышали.

— Давайте ещё раз: я прав, когда говорю, что ваш избиратель — это человек, который, во-первых, возрастной, во-вторых, политически неподкованный? Он голосует, по сути, за два слова «Партия пенсионеров», не думая, что стоит за этой партией. Просто видит близкое для себя по возрасту название.

— Нет. Я не согласен. Например, когда говорят, что человек политически не подкован, я думаю, что старшее поколение [напротив] — это люди мудрые. Они идут на выборы не просто, [потому что] там написано «Партия пенсионеров». Многим надоело, что у нас одни и те же партии, в думе одни и те же, потом смотрят, что есть люди, которые готовы отстаивать интересы.

Мы до этого писали письмо губернатору, что необходимо, чтобы сейчас у нас был в области уполномоченный по правам пожилого человека, как в Вологодской области. И он решает все эти вопросы.

Если посмотреть статистику УВД, то обманывают больше всего пенсионеров. Особенно сейчас, когда [много] новых мошеннических технологий.

— Что можно сделать на региональном уровне, если всё из вашей повестки решается на федеральном?

— Есть некоторые вопросы. Вот, например: есть федеральный закон о совместном проживании людей. Например, в Москве, если семейная пара прожила 50 лет — она получает 50 тысяч рублей единовременно. Вот у меня родители с 63 года уже совместно живут. Но у нас в Белгородской области этого закона нет. Людям младше [же пример] показывают: живите вместе, не разводитесь.

— Вы поднимали этот вопрос?

— Официально — нет. Но я звонил в соцзащиту, спрашивал. Закон работает в Москве, Санкт-Петербурге, Ямало-Ненецком округе. В некоторых регионах поменьше платят — 25 тысяч. У нас нет, почему? Они не заслужили этого?

— Что ещё?

Законы по вопросам ЖКХ. У нас каждый год растут тарифы. Мы же можем отстаивать тоже на уровне региона, чтобы каждый год в пределах 6% было?

Я могу сказать: вот сейчас выборы шли, к нам приезжали с Москвы, с других регионов, и они восхищены были. Они были в Орле, Курске, Воронеже, и нам сказали, что у нас дороги хорошие, всё чётко. Но есть вещи, которые очень дорого стоят. Продукты питания, например.

— Если предположить, что за вас реально проголосовали 35 тысяч человек в регионе, то почему они это сделали? На какие результаты партии ориентировались?

— На эти выборы у нас 131 депутат шёл по всей России.

— Да ладно про Россию, у вас в Белгородской области реальные результаты какие?

— Есть результат, который я вам говорил: мы добились того, что в некоторых областях… А почему в Белгородской области [проголосовали]? Людям надоели одни и те же партии.

— То есть [в причинах] ассоциация по названию партии плюс надоели все остальные?

— Конечно. Они просто видят — одни и те же партии, которые ничего не делают.

— Почему тогда вы выиграли у «За правду» и «Справедливой России»?

— Потому что «Справедливая Россия» постоянно в облдуме, тоже надоели. «Справедливую Россию» сейчас не слышат. Ассоциация с ней такая, что люди уже не голосуют. Многие жалуются, что они не отстаивают вопросы ЖКХ, хотя председатель [Галина] Хованская — руководитель комитета целого [Государственной думы по жилищной политике и ЖКХ].

— А за «За правду» почему не голосовали?

— Потому что новая партия, которая только пришла. Многие осторожничают, [думают,] что партия создана специально под эти выборы и Госдуму. Люди хотят что-то новое.

И мы были в этом списке, люди видели, что «Партия пенсионеров» что-то может. Я думаю, что мы оправдаем доверие. Я как депутат буду отстаивать интересы старшего поколения: чтобы наши старики, наши родители хотя бы на старости имели [комфорт].

— Ваш результат стал для вас неожиданностью?

— Нет, мы на больший процент рассчитывали — процентов на 8–9. У нас вот результат 8,85% в Белгороде— я считаю, что так должно быть по области.

— Эти 5% по области «нарисовали»?

— Нет, это наши реально заработанные голоса.

— С областной администрацией договаривались по поводу ваших итогов?

— Да ну вы что, зачем? Здесь только с избирателем можно договариваться.

Image for post
Image for post

— Давайте обсудим вашу личную политическую историю. 24 октября, 2018 год: спустя два месяца после начала работы депутатом в горсовете вы сдаёте мандат. Во-первых, в тот день было голосование за поднятие тарифов в общественном транспорте. «Единая Россия», как всегда, голосует «за», оппозиция голосует «против», вы не голосуете. Почему?

— А потому что я уходил из горсовета, мне не было [смысла]. Я не стал голосовать, хотя, в целом, мы были против. На сегодняшний день вы же видите, какая у нас ситуация с тарифами.

— То есть вам было всё равно?

— Ну, не всё равно. Я уходил.

— Вам показалось, что если вы проголосуете «против», то на вас кто-то обидится?

— Не то, чтобы обидится... В политике такого вообще не должно быть (улыбается).

— Вы хотите намекнуть, что ваш голос повлиял бы на чьё-то отношение к вам?

— Я просто остался не «за», и не «против».

— Вы считаете, что ваш уход — это честно по отношению к избирателям, которые хотели, чтобы именно вы представляли их интересы в горсовете?

— Голосовали не только за меня, голосовали за тройку. Я был лидером. У нас была изначально договорённость [по поводу ухода].

— То есть вы знали заранее, что покинете горсовет?!

— Нет, я не знал. Но потом уже приняли решение, согласовали с Москвой. Мы планировали, что будет два депутата в горсовете.

Ситуация такая, что без денег никуда, очень тяжело провести избирательную кампанию. Особенно наша не парламентская партия, мы не получаем таких денег, как получают парламентские. Поэтому мы ищем людей, спонсоров, кто может финансировать кампанию.

Договорённость была, что если кто-то тратит на свою кампанию, [тот и пойдёт дальше].

— Так причина основная — деньги?

— Ну, будем говорить, что не только деньги. [Но] там и финансовый вопрос. Я считаю, когда человек вкладывает деньги, он должен иметь и результат свой.

Речь идёт о Наталье Аверьяновой, которая шла второй в партийном списке и стала депутатом горсовета вместо Абельмазова.

Image for post
Image for post
Наталья Аверьянова

— Если она финансирует и вы знали это, тогда у вас была договорённость?

— Никакой договорённости не было, это чисто в процессе. Я по-джентльменски поступил. Мы думали, что она будет депутат и я буду депутат, нас будет двое.

— Получается интересно. Потому что сразу после ухода, когда вы отвечали на вопросы журналистов, почему вы ушли, называли другие причины: вы говорили, что вы председатель регионального отделения партии, депутат, у вас своей бизнес и в целом большие нагрузки. Почему спустя два года вы говорите совершенно другое?

— Действительно, в то время я отвечал [за многое]… Ну, и нагрузки.

— Так почему вы не ответили тогда, что «уступил тому, чей кошелёк»?

— Не знаю. Может в то время я как-то спасовал.

— Тогда вы соврали, а сейчас говорите правду?

— Я не соврал, просто в то время сложно было. Не всегда рассчитываешь: когда идёшь — один период года, а потом уже совершенно другие отношения становятся.

— Вот сейчас вы прошли в облдуму, а через месяц у вас снова возникнет сложный период в жизни.

— Это уже пройденный этап, это была ошибка.

— А какой у вас бизнес был?

— Я занимался недвижимостью. Сейчас после коронавируса бизнеса практически никакого нет.

— На что вы живёте?

— У меня есть своя пенсия.

— Сколько, если не секрет?

— 28 тысяч. Дополнительно я получал деньги как помощник депутата Аверьяновой. Мне платили там 40 тысяч рублей ежеквартально.

— Зарплата от партии?

— Зарплата от горсовета. У всех есть 40 тысяч, которые выделяет горсовет. Получается где-то 10 тысяч в месяц с вычетом НДС. Бизнеса мне было достаточно, чтобы содержать партию. Я президент Лиги риелторов Белгородской области, но это некоммерческая организация.

— Сейчас у вас только 28 тысяч военная пенсия, или есть доход какой-то ещё?

— Да, всё.

— И финансирования вы не получаете от Москвы за работу председателем?

— Нет, конечно.

— В 2018 году, отвечая на вопрос о причинах ухода, вы ещё сказали, что уступаете дорогу молодым. Почему сейчас вновь занимаете дорогу?

—[Быть] депутатом облдумы наиболее ответственно. У каждого должен быть свой наставник. Есть человек, который имеет опыт работы, а есть тот, кто идёт рядом и учится с тобой.

— От вашей партии на выборы ещё шёл Алексей Морозов — бывший УБЭПовец главный в регионе. Вы сказали журналистам, что вообще не знали о нём до того, как он выдвинулся. А как он состоит вообще у вас в партии и выдвигается без ведома председателя?

— По выдвижению кандидатов у нас члены партии есть, [которые занимаются этим]. Каждый член партии может заявить, что он хочет [выдвигаться]. У нас как было: когда список составляли, я этого Алексея Морозова никогда в жизни не видел и не знал.

Это мне уже когда позвонили и говорят: «Ты знаешь, что у тебя кандидат — Морозов?», я не понял, кто это такой.

— А кто позвонил?

— Не помню, мои соратники по партии. А, заместитель мой, Андросов. Он говорит: «А как попал к нам этот?». Я говорю: «Я даже не знаю, кто это такой». Меня начали раскручивать, мол это тот-то — тот-то. А он у меня шёл в региональном списке третий. Он вступил в нашу партию, его мать уже была в партии.

— Как лидер местного отделения неужели вы не знаете, кто у вас в списке находится?

— Я не знаю. Мне поставили вопрос, когда мы уже список утвердили. У нас же проверяют всех — кто имеет судимости, не имеет. Мне позвонили, сказали его вывести из списка. Я говорю: «На каком основании? У него ж не судимости, ничего».

— То есть вы не согласовываете людей, которые идут от вашей партии на выборы?

— Мы знаем, что он член партии. Мы смотрим, он заявление написал, анкету заполнил. В анкете же ничего не написано [такого]. Я не знал его лично.

— Так почему именно он пошёл на выборы?

— Мы брали из расчёта того, кто по городу. Мы взяли его, он был включён.

— Сложно представить мне, что я, например, учредитель фирмы, а у меня представитель едет разговаривать с важным клиентом. А я не знаю, кто этот представитель.

— У меня общий список на 50 человек. И всех полностью я не знаю.

— Вы читаете канал «Белгородские хроники»?

— Конечно.

— Тогда, я думаю, вы видели пост, который посвящён вашей персоне.

— Угу.

— Там говорится, что вы задолжали отцу Аверьяновой много денег.

— Это враньё.

— И что якобы в этой сделке участвовал [депутат облдумы от «Единой России», генеральный директор «Энергомаш-Строй»] Иван Конев. Автор этого канала делает намёк, что вы продадите мандат депутата облдумы Селезнёву из Белэнергомаша. Во-первых, вы были должны денег отцу Аверьяновой?

— Нет.

— Какие у вас отношения с Коневым?

— С Коневым? Я был депутатом горсовета, он был моим руководителем.

— А какие-то более близкие?

— Нормальные отношения. Вот чисто деловые.

— Вы отдадите мандат Селезнёву?

— А он вообще у нас нигде не фигурирует.

— У вас нет его в списке?

— Его вообще не было в списке. Это фейк. Они решили написать на меня гадость.

— Вообще дым без огня?

— Покажите какие-то доказательства. Что я должен какие-то деньги. Это вообще парадокс. Это чисто жёлтая пресса, лишь бы опорочить партию перед выборами.

— А зачем?

— Ну, вы ж читаете «Белгородские хроники», там сейчас столько гадости пишут. Например, на нашу партию написали, что некоторые имеют судимости, а у них нет судимостей. [Про] Орлова написали, что имел судимость. Потом собрали административные правонарушения..

— А Селезнёв изначально должен был быть в списке?

— Селезнёв? Он член партии…

— Он планировался в список?

— Он не рассматривался. Мы же перед выборами ведём диалог со многими, кто готов идти. Я Селезнёва хорошо знаю, мы предлагали [ему войти в список]. У нас есть предварительные списки, которые согласовываются — они есть у любой партии. У «Единой России» образовались в последний момент люди, про которых вообще никто не думал. Так же и везде, так же и у нас: согласовывается с центральным аппаратом, поэтому…

По поводу «хроник» — я не стал всё это оспаривать, потому что втягиваешься в какие-то [разборки]. Нет здесь никакого смысла судиться. Это не доказательно. Собака лает, а караван идёт.

Собрание белгородского отделения партии

— Можете назвать три важных решения, за которые «Партия пенсионеров» в горсовете голосовала не так, как «Единая Россия»?

— По тарифам на проезд.

— Так вы не голосовали.

— Я сейчас вспомнить не смогу, но в горсовете мы не за все [решения] голосовали, которые предлагала «Единая Россия». Не могу вспомнить.

— Важные, судьбоносные?

— Мы не голосовали «за» по водоканалу. Мы просто воздержались.

— А вы считаете себя оппозицией вообще?

— В какой-то мере — да, мы считаем себя. Только не то, чтобы оппозицией прямо. У нас оппозицией считают человека, который выходит и всё говорит против. Мы за нормальный диалог с властью, чтобы люди там [общались]. Даже те же тарифы, если они необоснованно повышаются, то мы будем только «против».

— Как я, как избиратель, могу выбрать вас, если вы голосуете так же, как «Единая Россия», иногда просто воздерживаетесь, даже против не голосуете? В чём смысл мне голосовать за вас?

— Будем говорить так: это дело каждого. [Наш избиратель] увидел, что есть какие-то вопросы, которые мы можем решить, поэтому он и голосует. А если нет, то и не голосует за нас.

Например, мы говорим, чтобы не было Пенсионного Фонда, чтобы не было ЕГЭ, чтобы была оптимизация здравоохранения. Вот у нас дворец спорта строится, а медицина у нас на каком уровне?

Я вспомнил, когда я был депутатом городского совета, в Белгороде мало кто поднимал вопросы про людей с ограниченными возможностями. Я на собственной шкуре знаю — у меня старший сын не ходит. Мы, когда были в Германии, я был поражён: в любое место приходишь и проходишь.

Я, сколько был депутатом, боролся [за доступную среду]. Я лично приезжал, когда дорогу делали где-то, и спрашивал, почему бордюры так высоко делают. Как инвалид будет ехать на коляске? Я вообще поражён, почему такое отношение. Я три письма писал во все органы, чтобы сделал пандус магазину бытовой техники. Так и не сделали.

Многие вопросы всё-таки закрыли. Дороги, когда начали ремонтировать, я на сессии говорил: «Давайте я вам дам сына на коляске, и вы с ним по городу проедете — куда он может заехать». Мне обидно и стыдно, потому что я не знаю, чем могу ему помочь.

— Вы сами упомянули сына. Мне просто интересно, чьё решение было баллотироваться ему в депутаты горсовета?

— Он сказал: «Я хочу». Если есть возможность. Я говорю: «Если хочешь, давай». Но у него опыта [нет].

У него талант — он сейчас стреляет. Он когда был студентом в БелГУ там выступал. Он молодец, уже кандидат в мастера спорта. Сам себе обмундирование купил со своей социальной пенсии.

У нас многие, пока не столкнутся с чем-то сами — не понимают. Вот многие говорят: «Абельмазов мандат продал», а у меня даже мысли не было [мутить что-то]. Я рассчитывал, что нас будет два депутата. А Аверьянова сейчас 10% на выборах набрала, она молодец.

— Не могу уйти, не задав этот вопрос. Вы в фейсбуке представили кандидата в депутаты в облдуму Варвару Алексанян через её умение готовить карпа. Вы издеваетесь?

Image for post
Image for post

— Это, если честно, не моя идея. Идея была [пресс-секретаря] Валентины Михайловны Милюкиной, она придумала с московскими идеологами.

Я когда увидел газету, честно, сам был [удивлён]. Ну, что уже сделаешь (улыбается).

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store