«Я надевал костюм для «Мира Белогорья». Рассказываем про закрытую встречу сотрудников скорой помощи и руководства

Рано утром 24 апреля в станции скорой помощи на Шаландина собрались десятки медиков и водителей, многие из которых даже прервали свой отпуск, чтобы прийти сюда. Персоналу объявили, что перед началом смены состоится встреча с представителями департамента здравоохранения, к которому у них накопилось много вопросов.

Дело в том, что именно депздрав отвечает за распределение федеральных денег, направленных правительством на поддержку медперсонала в рамках борьбы с коронавирусом. Больше всех встречи ждали водители: чаще всего эти люди тоже контактируют с больными (например, помогают вынести на носилках тех, кто не может выйти сам), но им заранее объявили, что дополнительных выплат для них не предусмотрено.

В итоге представители департамента здравоохранения на встречу не явились. Об этом объявил в начале встречи главврач скорой Александр Белоножко (в самом департаменте позже скажут Б1, что не пришли как раз по инициативе руководства скорой) — и пообещал ответить на все вопросы сам. Часть из них, как и следовало ожидать, осталась без внимания, поскольку у Белоножко недостаточно компетенций, а на часть сотрудники получили весьма откровенные ответы.

Медики прислали «Белгород №1» аудиозапись закрытой для прессы встречи. А мы зафиксировали самое интересное и важное из общения персонала и руководства станции скорой помощи — о нехватке формы и защиты, отсутствии региональной поддержки и показушности белгородской медицины.

Перед тем, как представить отрывки беседы, «Белгород №1» коротко расскажет, о каких выплатах правительства идёт речь. Дополнительное стимулирование медперсонала в связи с коронавирусом регламентируется двумя постановлениями.

Первое, №415, предполагает выплату врачам из группы риска (сюда относят любые контакты с пациентами с респираторными заболеваниями, а также контакты с с вернувшимися из-за границы) в размере 80% от средней зарплаты (это 23 тысячи рублей), а для фельдшеров — в размере 40% от заработной платы (это 11 тысяч рублей). Согласно рекомендации белгородского депздрава, эта сумма выплачивается не полностью, а разбивается на смены, при который медики действительно контактировали с кем-то. За смены без рискованных контактов персоналу доплачивать не будут.

Второе, №484, предполагает выплату конкретных сумм: врачам 50 тысяч, а среднему, младшему персоналу и водителям — по 25 тысяч. Эти деньги будут платить тем, кто контактировал непосредственно с заразившимися коронавирусом.

Александр Белоножко, главврач: Перед вами сидит главный врач. Не уважаете вы меня — так уважайте мой 30-летний стаж. А вы пришли с вилами, да? И на вилы сейчас тут… Давайте думать о последствиях таких вил. Я собрался, чтобы решить вопросы, которые возникают у вас и у меня. Чтобы мы поняли, о чём речь, и разошлись, желательно с одним мнением.

Александр Белоножко

Извините, но я не очень уважаю тех людей, которые приходят ко мне, как к руководителю, и сразу начинают меня ставить — я знаю своё место. Ещё раз говорю: наше с вами мнение не может поменять систему, которая предполагает исполнение закона. Господа, есть сегодня с вашим мнением, а есть завтра — думайте, пожалуйста, о завтра.

А сегодня вам будет предложено всё, что вы хотите — как в меню в ресторане. Хотите зарабатывать 100%, мы вам предложим столько. Хотите промежуточный вариант, мы скажем, как это будет делаться. На любой вкус — только не надо мне вкусы [свои показывать] — я не кабак, и не ресторан. Мы здесь собрались, чтобы поговорить, а не для того, чтобы меня сразу нагнуть и поставить на своё место.

Александр Белоножко: Если в течение смены поступает на скорую вызов с ОРВИ и потенциальным или непосредственным контактом, вы заполняете карту, а затем получаете выплату за эту смену какую-то сумму. Вам платится надбавка, около 900 рублей за смену.

Ольга Мишустина, замглавврача по экономическим вопросам: Это начислено, не на руки. Выплата является стимулирующей, с неё берутся все выплаты, как положено. Алиментщики платят алименты, берётся подоходный налог, организация перечисляет пенсионные. Водителей в этом постановлении нет, только врачи и средний медицинский персонал.

Водитель скорой: Но ведь водители тоже находятся в зоне риска… Я никогда не отказал кого-то спустить на носилках, я час просидел в лифте с пациентом, когда застряли…

Ольга Мишустина: Это не принято в федеральном постановлении. Я вас прекрасно понимаю, но федеральное постановление — это уже не депздрав, не Минздрав. Тут чётко прописана группа лиц: врачам и среднему персоналу, нет водителей.

Александр Белоножко: Мы проговорили эту ситуацию, и мы тоже были немножко не удовлетворены, что вас там нет. Потому мы, наверное, немножко скорректируем вопросы КТУ (коэффициент трудового участия, прим. Б1). Потому что мы понимаем, что в это время, когда врачам и фельдшерам что-то есть, а вам чего-то нет… Но это будет, опять же, непосредственный контакт. И это не будут такие деньги, которые предполагаются допами. Но мы найдём возможность, в кавычках, вас отблагодарить за то, что вы работаете в таких условиях. Мы про вас не забыли.

Сотрудница скорой из района: А переработка будет платиться? Если под конец дневной смены нужно везти в Белгород.

Александр Белоножко: Во-первых, нужно разобраться, почему в половину восьмого мы из районов посылаем в Белгород, если это не экстренная перевозка, и почему я должен финансы тратить на нецелевые вещи. Я очень хочу понять, почему мы поступаем не очень грамотно.

Экстренная — это когда по жизненным показаниям. Вы его на кислороде везли? На интубации? А почему вы говорите тогда, что это экстренная перевозка. Экстренная, это когда наши поедут, подключат к ИВЛ и будут везти всю дорогу на ИВЛ. А то, что ваши местные топочут ногами и говорят «везите быстрее» — это они хотят сбагрить, а я должен платить. Сразу говорю: районы пришли босые и голые, бешеные деньги нужны, чтобы вас хотя бы вывести на белгородский уровень.

Водитель скорой: По второму постановлению. Если я один раз съездил, и там Covid-19 подтвердился, то я получаю 25 тысяч, верно?

Светлана Мишустина: Методических рекомендаций от депздрава у нас пока нет, но по предварительным данным и согласно постановлению — да. Если за месяц хотя бы один раз обслужите подтверждённого. Мы берём списки, которые подтверждены официально, и вывешиваются, где там они… Не знаю…

Сотрудники *хором*: Они засекречены.

Александр Белоножко: Ребята, ну не лезьте вы. Вы же знаете, что такое врачебная тайна. Вы за кого нас считаете? За тех, кто не хочет вам денежку отдать? Вы чего пришли с таким настроем? Светлана Ромуальдовна (зам по медицинской части, прим. Б1) делает запрос каждые два дня по тем, у кого подтверждён Covid.

Светлана Оболевич: Вы поймите, это персональные данные пациентов и врачебная тайна. Мы не можем просто так брать и раздавать всем списки. Поймите, эти люди в разной степени тяжести находятся в разных учреждениях. И каждая бригада, которая выезжала к такому пациенту, фиксируется.

Александр Белоножко: Списки никто вам показывать не будет. Но если вы не верите нам, то сделайте так, чтобы пришёл один человек от вас, и мы ему покажем. Есть элемент недоверия, но я не пришёл сюда, чтобы отсиживаться и не решать вопрос в вашу пользу.

Когда есть возможность, я делаю. Когда нет возможности, я вам начислять просто так ничего не буду. Потому что это федеральные деньги, и за них мне придётся отчитываться семью потами. Если я вам чего-то недодам или дам лишнего.

Водитель скорой: Ольга Максимовна, вы сейчас озвучили, что выплаты облагаются налогами, алиментщики платят с них и так далее.

Ольга Мишустина: Ну это обычная стимулирующая выплата, она естественно облагается…

Водитель: А то, что Путин говорил, что это деньги необлагаемые… Сказано было, чтобы люди получили деньги чистыми. Говорилось, чтобы они не облагались налогами.

От «Белгород №1»: мы задали этот вопрос департаменту здравоохранения. Там нам ответили, что выплаты не будут облагаться налогами, а представители станции скорой помощи просто перепутали.

Водитель скорой: В Архангельской области выплачивают стимулирующие всем сотрудникам, вне зависимости от прямого контакта, в том числе водителям. И заместитель губернатора там добавляет, что это чистые деньги, которые не будут облагаться налогом.

Александр Белоножко: Я живу в Белгородской области. Я не знаю, дотационный этот район или какой он. Мы же работаем в Белгородской области. Я понимаю, хочется. Но как есть.

Водитель: Вот у нас всё так. Савченко отчитывался, что у нас зарплата больше 30 тысяч средняя, а я 20 получаю. Я увольнялся в 13-м году когда, получал больше, чем сейчас.

Александр Белоножко: Ну так вернитесь туда. Там 30 платят. Вы же работаете на скорой, мы вам объясняем, что тут будет.

Водитель: Нас за людей не считают. Всех учли, а водителей нет. Фельдшеров тоже по выплатам к водителям приравняли (по второму постановлению, прим. Б1), это тоже несправедливо по отношению к ним.

Водитель скорой: Александр Иванович, буквально недавно приезжал «Мир Белогорья», снимал, как мы боремся с Covid-19. Для репортажа я одевался в костюм, ехал во вторую городскую в этом костюме, но дело в том, что на следующий же день [другому] водителю выдали [просто] халат. Просто халат, маску и чепчик. Я ездил просто телевидение возил, а он поехал на подтверждённый случай в таком виде. Так положен костюм — или просто халат?

Александр Белоножко: Узнаю по этому случаю. Кто и как кого возил.

Другой водитель: Александр Иванович, возил я. С онкодиспансера пятерых человек.

Александр Белоножко: Сразу пятерых?

Другой водитель: Нет, сперва троих, потом двоих.

Александр Белоножко: Это два дня назад? Я посмотрю, там пневмония, подозрение.

Другой водитель: Как пневмония? Подтверждённые же. Они сидели в салоне. Я был в халате.

Неизвестно: Есть разные формы защитных костюмов. Для водителей — это маска и перчатки.

Водитель: А форму нам хотя бы выдадут? Я в личной одежде выхожу на смену и в ней же еду домой. Потому что то, что нам предлагали, оно вообще никакое. Ни по размеру, никак. Этот вопрос тоже хотелось бы адресовать департаменту…

То самое видео, момент с одеванием костюмов на 1:54

От «Белгород №1»: ещё в пятницу, прослушав запись этой встречи, мы передали департаменту здравоохранения беспокойство сотрудников скорой помощи. Нас заверили, что готовы встретиться с медиками и водителями. Надеемся, что после этой публикации дело за этим точно не постоит.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store