«Я думал, что люди с красным дипломом покультурнее». Как комиссия общалась с кандидатом в мэры Белгорода

13 марта в администрации Белгорода проходили собеседования кандидатов на пост мэра с комиссией. Она состояла из шести человек.

Председатель комиссии — председатель комитета по законодательству и местному самоуправлению Фёдор Сулим, депутат горсовета Оксана Владимирова, председатель Совета БООО ветеранов войны, труда, ВС правоохранительных органов Наталья Звягинцева; художественный руководитель БГАДТ им. М.С. Щепкина Виталий Слободчук; начальник управления государственной службы и кадров департамента внутренней и кадровой политики области Нина Иванова и заместитель руководителя администрации губернатора Елена Долманова.

Image for post
Image for post

Телеграм «Белгород №1» приводит расшифровку дебатов кандидата Оксаны Михайлик с комиссией после представления программы. По идее это должны были быть вопросы и ответы, но по факту вышел разговор, демонстрирующий многое о процедуре конкурса по выборам мэры в принципе.

СУЛИМ — Перейдём к обсуждению: первое моё замечание насчёт нормальных людей. Я что-то думал, что люди с красным дипломом немножко покультурнее. Что-то это резануло слух очень…

— Я рада, что из всей программы вы увидели только это.

СУЛИМ — … второе: вы работали в советское время?

— Я родилась в советское время.

СУЛИМ — Вот правильно.

— Может это печально, что здесь нет людей, которые не родились в советское время.

СУЛИМ — Я вам для сравнения скажу, что в советское время экономика Союза была второй в мире, производила 60% экономики Соединённых штатов, поэтому не относитесь к этому времени как-то вот… и я вам ещё что скажу: система управления в советское время была на голову выше, чем сегодня, а по штатам в разы меньше. Это лирическое отступление и третий вопрос. Вы не обижайтесь, потому что, молодой человек, ваше будущее. Ваш доклад мне напомнил в советское время политинформаторов: как жить при коммунизме. И ничего в нём нет. Никакого предложения, как изменить ситуацию. Вы сказали коррупцию. Но это всё фразы. Натаскано так: есть, была и будет, да?

— Что значит «есть, была и будет». Что за глупость такая? Коррупцию можно победить. Вы контролируете доходы чиновников.

СУЛИМ — Да невозможно её победить, никто в мире её не победил.

— Не рассказывайте. Это глупость полнейшая.

СУЛИМ — Даже в таких странах, как Швеция, Норвегия, она не побеждена.

— Советский союз развалился, Соединённые штаты нет. И моя личная претензия, как у человека, родившегося в Советском союзу, где эти люди, которые управляли этой страной и почему она разорилась. Тогда это к вам вопросы. Это же вы работали в советское время.

СУЛИМ — Я там хорошо работал.

— Как же вы хорошо работали, если развалился?

Женский голос— Вы не имеете права задавать вопросы.

СЛОБОДЧУК — Вам ещё много придётся говорить. Только знаете, что, учтите из нашего собеседования: наша Россия наелась обличений и Советского союза и всего прошлого, а то, что дали, разворовали либералы, которые вечно, как вы, обсуждали и обсуждаете. Ну, надоело уже, всё рассказывает, как было. Постройте!

— Я просто человек, придерживающийся другой точки зрения. Вся дискуссия свалилась в Советский союз. Потрясающе. Я предлагаю телемедицину вместо этих докторов, я предлагаю современное видение, внедрение информационных технологий, а вы говорите, что Советский союз был лучше кого-то там.

Слободчук встал и пошёл к журналистам, что-то говорит, размахивая руками.

Женский голос 1 — Ваша программа содержательная и очень интересная.

Женский голос 2 — Очень интересное мероприятие предложено, скажите, пожалуйста, вы изучали бюджет города Белгорода. Если вы станете мэром, то встанет вопрос, что есть долг муниципальный. Какие мероприятия, чтобы его уменьшить. Ваши мероприятия [в программе] увеличивают расходную часть…

— В моей программе написано, за счёт чего привлечь инвестиции. Бюджет нашего города — около 10 млрд рублей и плюс он дефицитный на половину. Помимо того, что мы обслуживаем этот кредит, социальная нагрузка растёт.

Откуда брать деньги? Нужно знать, что федеральный бюджет у нас наоборот профицитный. Недавно в феврале состоялась конференция в Сочи, где приняты национальные целевые программы. Любой город должен включиться в гонку за такими деньгами. У нас два млрд рублей выделяются на постройку волейбольной арены. В годы Полежаева деньги выделялись на реконструкцию набережной. Наша администрация никогда бы это не сделала без привлечения федерального бюджета.

А то, что налогами собирается 60 процентов бюджета, мы не можем увеличивать налоги, чтобы решать наши социальные проблемы.

Надо привлекать инвестиции. Да, наша страна сейчас под санкциями. Многие государства считают, что сотрудничество с Россией — это достаточно токсичный вариант. Я знаю, Китай достаточно активно вкладывает в Российскую Федерацию. Наш мир сейчас не однополярные или биполярный, у него много центров силы. Можно детям в школах предложить на факультативной основе изучение китайского.

Женский голос — Скажите, пожалуйста, на ваших прежних местах, я не услышала цифры, данные, связанные с бюджетом.

— Я понимаю, что я могу писать программу как бывший мэр: просто взять статистику и переписать.

Женский голос — Тем не менее, перед вами были кандидаты, которые мэрами не были, и имели дело с бюджетом. На сколько вы смогли улучшить систему на ваших прежних местах работы и каких результатов вы добились? Только в цифры.

— Я вчера сказала по поводу «Борисовской керамики», я там работала.

— «Керамика» перестала работать…

СУЛИМ — А потом она возродилась, после вас.

— Она не после меня. Это достаточно голословное высказывание.

Сулим — Вы ушли и она лучше стала работать.

— Вы в этом причинно-следственную связь находите?

Сулим — Нет, я в шутку.

— Ну, а что это за шутка такая? Они вообще-то работают на моём составе. Если брать судебный департамент, где я работала, можно взять мои объекты: губкинский городской и районные суды, полностью Октябрьский. Мы делали капремонт, я могла делать по проекту, но тогда бы судьи не получили комфортный ремонт. Проект был переделан, всё было сделано под мою ответственность. Мы доработали этот проект, хотя в мои обязанности это не входило. Но когда ты понимаешь, что ты можешь сделать хорошо, ты всё-таки идёшь на преодоление бюрократии.

(…)

— Так всё-таки по судебному департаменту, в цифрах, пожалуйста, что было улучшено конкретно вами.

— Я не пойму, вы свою работу можете только в цифрах определить.

— Да, к сожалению, я вынуждена только в цифрах.

— Я сделала потрясающий ремонт районного суда, за что меня благодарили. Я решила те задачи, которые не были даже поставлены проектом. Я сделала систему работы с администраторами судов. Они находятся достаточно далеко и не всегда до них можно дозвониться: я им разрабатывала регламенты, когда отчитываться, звонить когда.

Что касается работы в «Пересвете», то я, как инженер-сметчик, ездила на объекты и проверяла стройку.

Сулим — Вы смечивали или контролировали?

— Да, я смечивала…

— Но это не ваша функция.

— В смысле не ваша функция?

— Вы смету составили и… [всё]

— Я не составила, я вела со стороны девелопера, а заказчиков мы нанимали, я была со стороны заказчика. Я приезжала, проверяла сметы, акты, смотрела, что сделано. Моя заслуга в том, что я сократила воровство в достаточно ощутимых количествах. Один раз мне принесли смету на уборку мусора, она была на 10 (или с 20, они путаются) млн рублей. Когда я посчитала, то она уменьшилась до одного миллиона.

(…)

Женский голос— Вы, как управленец, зная, что стоимость была явно завышена, передали эту информацию в милицию для возбуждения уголовного дела?

— Это не та ситуация. Это частная компания. Никто не проплачивал сразу эти деньги.

СУЛИМ — Мы же с вами взрослые люди, 1 к 20 — это сказки.

ЗВЯГИНЦЕВА — Оксана Анатольевна, мне очень понравилось ваше предложение по проекту «Подарок для малыша». Я очень огорчилась тому, что он перестал существовать в нашем Белгороде. Мы её осваивали ещё с Потрясаевым, наш проект ставили в пример по всей России. Это теперь утрачено, я так поняла?

— Я интересовалась, какие подарки от администрации поступают в роддом, я у меня подруга там работает…

— Не в роддом. Это вручалось в ЗАГСе.

— Это вручение в роддоме, такая программа есть в Москве.

— Я лично 10 лет подряд вручала эти подарки в роддоме. Сейчас утрачено это, да?

— Я знаю тех, кто рожал в Белгороде, им таких коробок с подарками не вручали. Как мама, я знаю, что не все могут подготовиться на этот ближайший год. У всех разные финансовые возможности и не каждый может себе что-то купить и так далее. Эта коробка очень важна. Там собран весь материал, который пригодится на год жизни малыша.

(…)

ИВАНОВА — Скажите, вы проживаете в Белгороде?

— Как видите, да.

— А дочь ваша где проживает?

— Она прописана в Москве и зарегистрирована в Белгороде.

— А в Москве на каком права она принадлежит вашей дочери?

— Она принадлежит её отцу.

— Вы были замужем?

— Нет, у меня гражданский брак.

(…)

— Тут такого брака нет.

— Хорошо, я не замужем.

— То есть дочь прописана в Москве, но проживает в Белгороде? Вы про регистрацию не указали. У нас конкурс открытый, у нас присутствуют журналисты, я задаю нас интересующие вопросы.

— Да я и [не против]. Я объясню. Вы же знаете, что прописать и выписать ребёнка не так легко. Я его рожала в Москве и нужно было сразу прописать. Временная регистрация здесь в Белгороде.

— Вы претендуете на должность главы, вы много посвятили критике социальной системы, как вы в будущем будете её развивать. Правда, я в цифрах не услышала, а для меня слова — это просто слова. К сожалению, я так устроена, мы с вами не одинаково устроены.

Как вы можете развивать те же сады и школы, если ваша дочь зарегистрирована в Москве? Вы столицу более лучше в цифрах знаете, чем Белгород.

— Я Белгород хорошо знаю в цифрах, потому что я и работала в администрации, и присутствовала на заседании, я знаю, как пополняется бюджет, какая у нас статистика. До этого я читала программы Полежаева. Честно скажу, там для вас очень приятные программы — абсолютная статистика. Но я не понимаю, как кандидат идёт и делает какие-то предложения, когда он даёт просто какой-то статотчёт.

(…)

По поводу дочери. Я не понимаю, в чём проблема. Я ещё не стала мэром, а когда стану, то возможно переоформлю ребёнка здесь, но я не вижу в этом проблемы. Как гражданин России прописки я считаю каким-то пережитком и рудиментом, от которого надо отходить. Я свободный человек, у меня есть большая страна. Глупость какая-то: приписываться к Белгороду, району, поликлинике, школе. Я хочу жить в этой стране, я хочу по ней путешествовать…

СУЛИМ — В нашей стране. Не в этой, а в нашей стране.

Женский голос — Россияне говорят: в нашей стране. Спасибо.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store