«Если не будем работать с администрацией — светлого будущего не увидим». Депутаты из Разумного объяснили, почему ушли

Поселковое заксобрание Разумного осталось без кворума — это значит, что его в скором времени распустят. Произошло это из-за того, что семь из 15 депутатов сдали свои мандаты (для кворума нужно 10 депутатов).

Большинство мест в этом созыве депутатов в Разумном принадлежало коммунистам: у них 8 мандатов, ещё два у СР и три у «Единой России». И сложили свои полномочия вместе со всей фракцией ЕР именно коммунисты: это депутаты Юрий Маховицкий, Евгений Дробаха и Дмитрий Воробьёв.

Редактор телеграм-канала «Белгород №1» Игорь Ермоленко поговорил с бывшими депутатами Маховицким и Дробахой, и спросил у них про причины такого поступка. Коммунисты ответили по-разному и даже запутались в своих собственных ответах. Ещё один коммунист Дмитрий Воробьёв не ответил на вопросы «Белгород №1».

Евгений Дробаха, член КПРФ, работает начальником производственно-технического отдела в ООО «ТК «Экотранс». В прошлом был водителем главы Белгородского района Анатолия Попкова.

Image for post
Image for post

— Почему вы решили сдать мандат?

— В данной ситуации я не согласен с председателем [поселкового собрания Александром Поповым] и большинством [депутатов от КПРФ и СР] по поводу работы нашего депутатского корпуса. Я могу объяснить, почему, и они знают моё мнение: я говорил об этом и полгода назад, когда мы только вступили в должность.

Потому что мы должны работать для блага народа, мы не должны выбивать себе какие-то должности, зарплаты и тому подобное. Дело в том, что наша сегодняшняя ситуация привела к тому, что наш посёлок будет не процветать и только затухать. Моё мнение: власть, какой бы она ни была, она есть власть, с которой мы должны работать вместе. А мои соратники видят в них только одних врагов. У нас суд, прокуратура и всё такое.

— Вы же член КПРФ, верно?

— Да.

— Насколько мне известно, в партии были не в курсе, что вы собираетесь уходить из поселкового собрания. Как у вас теперь будут складываться отношения с КПРФ? Есть угроза исключения вас?

— Нет, никакой угрозы исключения я не вижу. Все мои однопартийцы… Панов в курсе… Моего видения процесса. Я изначально ещё полгода назад говорил, как нужно поступать, что нужно делать, а они сделали всё наоборот. Моё мнение было таково, что нам нужно работать с властью: показываем себя, заработаем себе авторитет, а потом можно будет что-то, знаете, просить себе зарплату, кабинет… Это мелочи жизни.

— Вы сдали мандат вместе с фракцией «Единая Россия». То есть вы договорились это сделать?

— Нет, нет, нет. Смотрите… Этот момент… просто был приурочен к сегодняшнему дню. Вы же заметили, что там Ульянцев, я, Маховицкий. Просто зачем затягивать процесс?

— То есть вы знали, что «Единая Россия» будет сегодня тоже выходить?

— Конечно! Нет, ну мы… Вы представляете, если, допустим, у нас одна позиция… Вы понимаете, у нас позиция ни против коммунистов, ни против «Единой России», ни за кого. У нас позиция работать на благо жителей посёлка Разумного. Нас выбирал народ, мы должны работать для народа. А если мы сейчас будем устраивать революцию, то это ни о чём…

— И всё-таки я хотел бы уточнить. Вы были в курсе, что члены «Единой России» тоже будут сегодня выходить? И договаривались ли вы вместе это сделать?

— Нет.

— Это совпадение?

— Это не… Это… Я вам можно объясню? Это не совпадение. Это наша была… Не скажу, что совместное решение. Это было моё решение. Просто оно совпало сегодня с решением «Единой России». Тут смысл не в «Единой России», не в коммунистической партии, не в самовыдвиженцах. Просто это мнение депутатского корпуса.

— Части депутатского корпуса.

— Да.

— За вас голосовали люди, а вы сдали мандат. То есть люди зря вас поддержали? Будете ли вы переизбираться? И не думаете ли вы, что предали доверие людей?

— Хочу вам на этот вопрос ответить так: люди голосовали не зря. Если люди посмотрят, кто за что боролся. Если вы отслеживали всю эту процедуру, если присутствовали на партийных собраниях, то знаете: я никому ни слова не наврал, не изменил ни партии, не изменил своим избирателям. На первую очередь я всегда ставил избирателей, потом партийные интересы. Но партийные интересы они тоже, поймите… Мы все за бесплатную медицину, за бесплатное образование и за светлое будущее, но частную собственность никто не отменял. Как-то так. Это лично моё мнение. И мне своим однопартийцам в глаза смотреть не стыдно. Они все знали моё мнение.

— Давайте закончим наше мини-интервью ответом на один вопрос: на вас оказывалось давление на работе? Да или нет?

— Давление какое?

— Со стороны работодателя. Вы же работаете в «Экотрансе»?

— Смотрите, Игорь, я вам ещё раз говорю: я мнения своего не менял. Вы понимаете, если кого-то можно заподозрить в том, что кто-то переобулся, давайте так говорить, то моё мнение было известно изначально. Я им сказал: если мы не будем работать с администрацией, то светлого будущего мы не увидим. Я их всех просил: давайте мы потихонечку начнём, войдём в курс дела, разберёмся со всеми делами, а потом будем брать бразды правления в свои руки. Вы же по анкетам видите — вышли люди из депутатского корпуса те, которые понимают хозяйственную деятельность, организаций.

— Да, я обратил внимание: все, кто вышел, работают в «Экотрансе», «Газпроме», «Энергомаше», в школах и детских садах.

— Я вот своим депутатам объяснял. Они на нашего главу Василия Николаевича [Чамкаева]… У них были претензии. Я им объясняю: вы поймите, посёлок Разумное — это большая многодетная семья. Не та, где 3–4 ребёнка, а та, где 15–17. Когда пришла весна, одному хочется самокат, второму велосипед, а у третьего штанов нет. А денег на это всегда не хватает. И люди этого не понимают: они не владеют ситуацией в бюджете, в экономике, в хозяйственной деятельности. Давайте мы всё разрушим, всё поменяем, всех выгоним — и что дальше будет? Потопить посёлок — это две недели. Согласитесь со мной. Сейчас мы где-то что-то недополучим, и всё. Это даже не от администрации зависит. Одно неумное неграмотное решение — и это всё.

— На вас оказывалось давление на работе? Да или нет?

— Если честно, я вам хочу сказать: анонимки приходили, но мой работодатель — умный грамотный мужчина. Он меня вызвал, показал все письма, и я ему сказал: «Николай Тихонович*, так и так». И он мне ответил: «Евгений Викторович, работайте, пожалуйста». Никаких вопросов не было. И неизвестно ещё, с какой стороны писали — это самое страшное.

Юрий Маховицкий, член КПРФ, работает котельщиком в ОАО «Энергомаш»

Image for post
Image for post
Фото Александра Лобынцева

— Почему вы решили сложить мандат?

— Я сложил полномочия, а не мандат. Ни для кого не секрет, что в нынешнем созыве, в отличие от того, а в том я тоже был, нет единства. Это видят все жители. Нет единства, нет команды, а значит нет будущего. Ситуация напоминает известную басню, если вы помните: «Когда в товарищах согласия нет, на лад их дело не пойдёт».

Какие-то непонятные выяснения отношений, споры, ссоры, я этого не понимаю, если честно. Решил сложить полномочия. Если вкратце, то вот так.

— Сегодня вы коллективно сложили полномочия вместе с несколькими членами «Единой России». То есть это совпадение или вы заранее договорились?

— С «Единой Россией» я бы точно не стал договариваться, поверьте мне. У нас разные концепции. Если не знаете, я состою в КПРФ.

— Да, поэтому и задаю этот вопрос.

— Ну вот я бы с ними ни о чём бы не стал договариваться. Ещё раз говорю: у нас разные концепции. Не могу вам сказать их причину, а свою назвал.

— Не будет ли у вас теперь из-за этого проблем в партии? Насколько мне известно, в партии были не в курсе, что вы будете складывать полномочия.

— Да, не в курсе. Получил уже несколько звонков. Видимо, будет рассматриваться моё персональное дело в связи с этим — это я так думаю. Скорее всего, мои однопартийцы без внимания этого не оставят, скорее всего, наверное…

— Не боитесь ли вы исключения? Вы же и депутатствуете не первый раз, и в КПРФ уже давно.

— Ну как бояться? Слово такое. Я думаю, у товарищей хватит [ума] подвергнуть анализу всё. Я просто решил дать возможность… Может, молодые придут, у них получится лучше, чем у меня. Ещё раз: я вижу, что процесс забуксовал, не движется. А страдают наши избиратели. Все говорят: надо работать в одной команде, главе администрации, главе поселения, совместно, рука обо руку, а этого нет. Вот в предыдущем мы худо-бедно работали, мирились с «единороссами». Получалось у нас, что-то получалось. А глядя на это застойное стояние — не понимаю я. Не понимаю. А ссориться и ругаться не хочу. Поэтому решил так. Ответил?

— Да. Насколько я понимаю, вы работаете на «Энергомаше».

— Да, обычный рабочий. 31 год на одном заводе почти на одном месте.

— На вас оказывалось давление со стороны работодателя?

— Ну как на меня возможно оказать давление? Я не материально-ответственный.

— Увольнением, например.

— Да ну… Я специалист широкого профиля, 31 год на заводе. Там дела нет, мне кажется, что ты представляешь собой в своё свободное время, чем занимаешься. Там знают, и руководство моё знает, и относилось к этом с интересом. Никто никогда даже не подходил, только интересовались, как и что у вас там, я рассказывал всем. Но я понял вашу мысль. Повторюсь, моё решение было обдуманным и только моим. Никакого давления не оказывалось.

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store