Собачья жизнь. «Белгород №1» — о Наталье Пчёлкиной, которая заботится о 60 животных. А о ней — никто

Вопрос о судьбе бездомных животных давно волнует Россию. Популяция бродячих собак и кошек по стране исчисляется миллионами— точного учёта, конечно, никто не ведёт.

Внятной и гуманной государственной программы по регулированию их численности нет. Программа «отлов — стерилизация — вакцинация — возврат» работает лишь в нескольких российских регионах, и то не всегда успешно.

В декабре 2018 президент подписал закон «Об ответственном обращении с животными», который запрещает отстрел собак на улице, держать диких животных дома и обязывает хозяев убирать за питомцами на прогулке. Формулировки закона настолько запутанные, что зоозащитники не верят в изменение ситуации.

В Белгороде до сих пор нет приюта для животных. Единственное место, куда можно сдать собаку, — это муниципальный пансионат временного содержания бездомных животных. В 2016 году ветврач пансионата Нина Лобанова проболталась, что собак усыпляют, если для них нет места или они больны.

Ситуация в городе сложилась такая, что частные передержки — это вынужденная мера помощи городу в очищении улиц от бродячих псов. Неравнодушные создают временные передержки на территории своих квартир и частных домов, и обеспечивают их работу ценой личных сил, времени и денег. Вот только не каждый готов соседствовать с полусотней собак, особенно, когда в семье дети.

Журналист «Белгород №1» Екатерина Ушакова съездила в гости к одной из немногих белгородок, занимающихся передержкой — Наталье Пчёлкиной. И узнала, почему её четвероногим соседи желают зла.

В ожидании хозяйки перед калиткой вслушиваюсь в тишину пару минут: лая не слышно. Наталья открывает мне дверь не одна, вслед за ней бежит кошка — кто ещё может встретить на передержке!

Двор у семьи Пчёлкиных совсем небольшой, во дворе два домика, разделённые тропинкой: в одном живёт Наталья с мужем, в другом — пожилая тётя. Дорожка между домами ведёт к палисаднику. А собаки-то где?

Дом Пчёлкиных

Наталья ведёт меня вглубь двора и открывает калитку в сад, как дверь в Нарнию. На огороде ряд вольеров, в каждом — тёплый загон, миски с едой и водой. Первым меня замечает малыш Буран и поднимает лай, к которому разом подключаются остальные хвосты.

Иду вдоль вольеров до конца, чтобы познакомиться со всеми. Наталья отличает лай каждого, и призывает собак к тишине на повышенных тонах: «Всё, тишина! Рича это тоже касается. Цыц!». Слушаются все сразу, только Ричу требуется больше времени привыкнуть к постороннему человеку.

Кажется, лая такого количества собак сразу я ещё не слышала. Но они успокаиваются, как только перестают меня видеть и чувствовать. Мы час беседовали с Натальей на входе в сад — всё это время в вольерах было тихо.

Наталья Пчёлкина

— Передержка появилась шесть лет назад, когда меня попросили приютить сбитую собаку, — начинает рассказ хозяйка, — у меня остались пустые загоны после разведения птиц. Пса звали Мухтар, у него был сломан позвоночник. Полгода ездили с ним в Воронеж, но он так и не встал на лапы.

Потом попросили взять ещё одну собаку, а потом ещё одну и ещё: место же есть. Так теперь у нас 43 собаки. Да, точно, 43. После поступления мы сразу же прививаем животное, делаем необходимые обследования, процедуры и операции, стерилизуем или кастрируем — каждая собака имеет ветпаспорт.

На улице живут только собаки в вольерах, и бродячие кошки забегают погреться в сарае. В двухкомнатном доме живут 17 кошек с котятами, старые пекинесы и колли Лорд.

— Полгода назад началась настоящая война с соседями, которая ставит под угрозу жизнь моих постояльцев. Семья, муж и жена лет тридцати и дочка, переехали года три назад, но скандал начался в мае [2019 года]. Они начали говорить, что якобы собаки нападают на людей — мол, давайте делать забор на огороде. Мы сделали забор за свой счёт.

На этом они не успокоились и стали писать жалобы, что собаки не привиты и болеют — напоминаю, у каждой собаки есть паспорт. И вот теперь они заявляют, что у нас в огороде трупы собак! Смотрите: всё, что убирается из вольеров, увозится отдельно от бытового мусора. Зачем я буду закапывать труп под носом своры собак, если я могу вывезти его с мусором?

С соседями с другой стороны конфликта нет, с предыдущими — тоже не было, хотя в то время на месте крепких вольеров была сетка. За эти полгода я только и успеваю встречать и провожать комиссии: семь раз приезжал ветнадзор, полиция была, комитет по экологии, администрация, да даже налоговая заглядывала из-за заявления, что я щенками торгую. Последняя комиссия рассказала, что мои соседи написали на меня донос губернатору.

У нас с ними спорная ситуация по земле: долго рассказывать, не хочу касаться. Вот они и пишут, только потому что надо писать. Мои собаки — это то, за что они цепляются. Мы пытались поначалу договориться мирно, но они ни с кем не общаются. И не открыли они ни одной проверке дверь, ни журналистам.

Я у соседки спрашивала, куда мне деть собак-инвалидов? Она ответила, что решила бы проблему за день. За один день как решить? В посадку вывезти?

К слову, журналисту «Белгород №1» соседи Натальи Пчёлкиной также не открыли.

«Я не вижу ничего плохого в том, что собаки не бегают сами по себе, а мы находим им дом, любящих хозяев и спасаем от смерти на улице», — говорит Наталья.

Почти у каждой собаки на передержке непростая судьба.

Веню, например, два года назад нашли рядом с железнодорожными путями в Алексеевке. Шерстяной комок был не больше 20 сантиметров, практически ничего не весил, задние лапы были раздроблены — про таких говорят «нежилец». Наталья быстро собрала деньги и начала бороться за жизнь дворняжки. Щенку сделали операцию: наполовину ампутировали задние лапы. Реабилитация проходила мучительными ночами.

Веня выздоровел и вырос во взрослого кобеля, который не переживает (насколько это возможно) из-за отсутствия двух задних лап.

Веня

У пса практически нет шанса найти новый дом, хотя однажды он и был близок к этому:

За шесть лет из особенных собак уехали трое: Ронда без лапы, слепая Лялька и Санта без глаза. Люди не готовы брать животных с особенностями — хотят красивых и породистых.

У нас и породистые есть. До сентября было 17 алабаев. От Асмана хозяин отказался: позвонил и попросил забрать. Хорошо, что не завёз и не застрелил. Тимура я выкупала с рыбхоза в Ракитном за шесть тысяч рублей. Три месяца с ним воевали: он не понимал, что такое человек, кидался, как ненормальный. Теперь дружим.

Асман

Люди, когда берут больших собак, к сожалению, не всегда понимают, что из маленького прикольного мишки вырастет бульдозер, которым надо заниматься.

За прошедшую неделю уехало два алабая, две дворняжки и три щенка. На этой неделе отвезём ещё три собаки. Но у нас на место одной собаки приезжает три, особенно, после сюжета, который снял про меня местный телеканал. Они сказали, что у меня приют.

Я вас прошу, крупными буквами напишите, что у нас НЕ ПРИЮТ. Мне люди звонят теперь и говорят:

«Заберите моих щенков, у меня три сучки ощенились: у одной 11 щенков, у двух других — по девять».

Мы после передачи ждали, что откликнутся предприятия с помощью, например, производящие корм. Но вместо помощи получили бесконечный поток животных под забором.

Кошек подкидывали каждый день, каждый — без исключений. Щенков в коробке перекидывали, вот только что собаку не привязывали. Вы если кидаете кошек, кидайте уже хотя бы с кормом: коробку с котятами и мешок корма.

Или вот ещё бывает: человек едет за собакой, неужели сложно привезти мешок корма? А некоторые ещё и спрашивают: «А вы её с ошейником и поводком же привезёте»? Мне не нужны деньги, собак отдаём бесплатно, несмотря на то, что многих выкупаем за свои деньги. Но корма можно привезти?

С самого начала все финансовые заботы лежали на группе помощи животным «Оберег». Неравнодушные люди помогают: деньгами, кормом, пелёнками. Есть девочки, которые с самого начала приезжают и помогают, больше пяти лет уже. Недавно спонсор появился, помог перекрыть вольеры.

Откуда не возьмись выбегает серый комок. Вряд ли ему нравится мёрзнуть на ноябрьской улице, но на руки не даётся. Он забегает иногда в гости, живёт в сарае — крыша есть, еда есть и хорошо.

«Вот так мы и будем зимовать, Яшка, в сарае», — говорит Наталья.

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store