Сколько на самом деле умерших с коронавирусом в Старом Осколе? «Белгород №1» задаёт вопросы

В понедельник, 25 мая, белгородские власти сообщили о вспышке коронавируса в терапевтическом отделении Старооскольской окружной больницы святителя Луки Крымского. По данным депздрава, там заразились 28 человек — и пациенты, и медики.

Как стало известно «Белгород №1», в тот же вечер в больнице умерла 65-летняя Антонина Мазнова — несколькими днями ранее её перевели из того самого терапевтического отделения, обнаружив коронавирус.

Дети Антонины Ивановны говорят, что у их мамы была онкология, она шла на поправку — пока к ней в палату не подселили соседку с симптомами Covid-19. С тех пор всё изменилось, а вопросов появилось больше, чем ответов (в том числе о реальном количестве умерших в горокруге).

Журналист «Белгород №1» Игорь Ермоленко рассказывает трагичную историю болезни и смерти Антонины Мазновой со слов её детей Светланы и Сергея, а также задаёт три важных вопроса депздраву. На которые мы ждём ответы.

По словам Светланы, её маму положили в отделение терапии, чтобы поднять гемоглобин. С ней в палате лежала одна женщина с гемодиализом, а затем подселили вторую — с высокой температурой и хрипом в лёгких. Какая у неё была болезнь, неизвестно до сих пор.

В тот же вечер, когда подселили эту женщину, новой пациентке палаты стало плохо — прямо при Светлане: пациентка сильно закашливалась и даже посинела. А через два дня умерла.

«Когда ей стало плохо, я тут же подозвала врача. Женщине оказали помощь и сразу же увезли в реанимацию. А через двое суток пришли за её вещами. Я спросила, что с этой женщиной, и мне ответили, что она умерла. От чего именно — неизвестно, это должно было показать вскрытие. Потом причин никто тоже не сообщил».

С тех пор прошло несколько дней, и в прошлый понедельник маме Светланы наконец подняли гемоглобин — и даже готовы были выписывать. Девушка решила сходить к онкологу мамы на несколько этажей выше, чтобы узнать о дальнейшем лечении матери. А пока поднималась и спускалась обратно, выписку аннулировали.

«Сказали срочно сдать анализ на коронавирус», — ответила мама Светлане, когда та спросила, почему ей отменили выписку. Мазок в тот день взяли у большинства пациентов отделения, у всех остальных анализы взяли на следующий день — во вторник. А уже в среду Светлану больше не впустили в отделение к маме: его закрыли на карантин. Власти об этом расскажут через пять дней.

Image for post
Image for post

Дальше события развивались стремительно. У матери Светланы заподозрили двустороннюю пневмонию. Ей сделали СКТ и перевели в инфекционное отделение. Четыре дня она провела там, и её состояние только ухудшалось, а утром в понедельник маму увезли в реанимацию. К вечеру её не стало.

Как выяснилось позже, коронавирусом заболела в итоге и Светлана, а также её муж и впоследствии дочь. У них болезнь протекает в лёгкой форме, но они вынуждены соблюдать самоизоляцию. Поэтому похоронами мамы приехал заниматься её брат Сергей. Он же узнал в морге информацию, которая не совпадает с официальной касательно умерших от коронавируса.

Дело в том, что всех умерших хоронят в специальном полиэтилене — и как бы ни пытался убедить сотрудников морга Сергей, ему даже не дали взглянуть в последний раз на маму.

«Вы уже не первый. Каждый тут так просится, но вы же понимаете — нельзя», — приводит слова одного из санитаров Сергей.

Он поинтересовался у санитара, сколько было таких умерших — и ему ответили, что восемь: «Вместе с тем мужиком, что привезли утром».

Перед этим он пообщался с патологоанатомом — и та ему озвучила ровно эту же цифру. Восемь человек, по её словам, в Старооскольском горокруге похоронили в специальной защите.

Image for post
Image for post

Сергей отмечает, что его слова о восьмерых умерших — это лишь слова, которые документально не подтверждены. Однако он предоставил «Белгород №1» свидетельство, в которой указана причина смерти его мамы («раковая интоксикация»), а также причина, «способствовавшая смерти» — «новая коронавирусная инфекция». Именно из-за неё Антонина Мазнова попала из терапевтического отделения в инфекционное, и именно она привела к тому состоянию, из-за которого женщина оказалась в реанимации.

Image for post
Image for post

При этом ни депздрав, ни региональный оперштаб ни разу не сообщали о смертях в Старом Осколе. И в официальной статистике до сих пор указано, что там нет ни одного умершего.

При этом, вместе со смертью Антонины Ивановны, теперь нам также известно, что в середине мая в больнице умерла заразившая Мазнову женщина. А также то, что через морг прошли восемь тел в специальной упаковке, в которой хоронят умерших от коронавируса. Во всяком случае, об этом говорят в самом морге.

В связи с этим «Белгород №1» просит департамент здравоохранения ответить на три вопроса:

  1. Почему явно больного человека со всеми симптомами коронавируса подселили в палату к здоровому (и идущему на поправку) пациенту?
  2. Почему Антонина Ивановна не учтена в статистике умерших, если в свидетельстве о смерти указана новая коронавирусная инфекция?
  3. Сколько на самом деле умерших пациентов с коронавирусом в Старом Осколе?

Мы выражаем соболезнования близким и родных всех умерших людей с коронавирусом, упомянутых в тексте.

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store