Семья в Белгороде осталась без дома и имущества. Люди винят газовиков

25 мая у семьи Марины и Олега Долбни в Белгороде случилось большое горе: на 2-м Новостроевском переулке сгорел их дом, гараж и автомобиль. В пожаре погибли два кота, сгорели детские вещи внуков, игрушки, велосипеды, сильно пострадала мебель.

По словам хозяйки, в произошедшем виноваты двое сотрудников ООО «Газпром», которые производили замену газового оборудования. В самом «Газпроме» твёрдо уверены, что вины сотрудников нет, потому что не было заявки на проведение работ. В день ЧП её действительно не было, но заявка была на 20 мая — в тот день специалисты сослались на плотную занятость и не приехали.

Следователю Ломакину этой детали хватило для закрытия дела. Но вчера, 28 июля, стало известно, что Следственный комитет вернул дело на доследование.

Марина Долбня рассказала редакции «Белгород №1» события последней недели мая, после которых её семья осталась без крыши над головой.

«15 или 17 мая всех, у кого на улице заканчивался договор на газовое оборудование, оповестили [о проверке] — нас, соседей. Позвонили с просьбой 20 числа быть дома.

20 мая к нам пришёл мастер с плановой проверкой — так называемое годовое техобслуживание. Он сначала посмотрел в доме газовую колонку, покопался в котле, а после осмотра крана газовой трубы на улице сказал, что нужен ремонт, но сам не справится, «надо вызывать специалистов».

Image for post
Image for post

Надо, так надо. Составили акт о проведённых работах, после чего со своего телефона он позвонил в аварийную службу «Газпрома» и дал трубку мужу — назвать причину вызова и адрес.

Image for post
Image for post

Газовик уехал, приехали другие два мастера на машине «Газпрома»— открутили, поковырялись, тоже не смогли ничего сделать. Сказали купить новый кран для замены и оставили номер, по которому нужно позвонить, когда будет запчасть.

Муж купил деталь в специализированном магазине горгаза, чеки остались. Перезвонил им, те ответили, что у них много работы, смогут приехать только 25 числа, 23 и 24 — выходные дни были.

В понедельник специалисты приехали в 11:28 (у нас осталось время звонка), хотя «БелПресса» писала, что было нерабочее время. Они начали работу, раскручивали что-то. Когда сняли краник, газ пошёл сильнее — попытались обратно накрутить, но... может искра пробежала. После этого был хлопок, из трубы вырвался огонь, огненный столб ударил в крышу дома, шифер загорелся моментально. Муж и рабочие получили ожоги.

Image for post
Image for post

Полностью сгорели гараж и автомобиль, который был основным средством заработка мужа. Дом сгорел частично: три комнаты выгорели, вещи расплавились, что сгореть не успело — пострадало при тушении пожара. Пожарные ехали не менее получаса, шанса спасти имущество не было особо.

Image for post
Image for post

В доме жили мы с мужем, две дочери, трое маленьких внуков и зять. После случившегося нам пришлось поселиться у сестры на недостроенном втором этаже дома. Здесь нет ни обоев, ни мебели толком, поднимаемся по приставной лестнице вместе с детьми.

Мы подали в суд на следователя, который вёл дело. Он не опросил нас, того мастера, который сказал, что нужна замена кранов. Просто поговорил с «Газпромом» и написал, что их вины нет. Сегодня позвонили из Следственного комитета и сообщили, что дело вернули на доследование.

Image for post
Image for post
Image for post
Image for post

С момента происшествия прошло два месяца, уже начался третий, но справки о причине пожара у нас до сих пор нет».

В «Газпром газораспределение Белгород» не смогли оперативно прокомментировать ситуацию.

Если вы как-нибудь хотите помочь Марине Долбне (вплоть до юридического сопровождения) — вот её телефон: 8–980–321–71–76

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store