«Он лично принёс набор картриджей». Что нового рассказали свидетели о бывшем чиновнике Юрии Наумове

В Свердловском суде прошло слушание по уголовному делу в отношении бывшего начальника управления земельных отношений администрации Белгорода Юрия Наумова. Его обвиняют в получении взятки через посредников.

Обвинение считает, что владелец ООО «Прометей», арендующий в городе участок на улице Губкина, 3, попросил чиновника купить эту землю в рассрочку на три года. За это бизнесмен передал через знакомого 600 тысяч рублей, 400 чиновник получил у себя в кабинете, где был задержан сотрудниками ФСБ.

На очередном заседании суда по уголовному делу против бывшего чиновника мэрии Белгорода Юрия Наумова и юриста Александра Лозового, обвиняемого в посредничестве во взятке, допросили рекордное количество свидетелей: сразу шестерых. Это были родственники Наумова и его бывшие коллеги.

За ходом процесса следил журналист «Белгород №1» Игорь Ермоленко.

Сначала тихо, а потом всё громче всхлипывая от слёз, начала отвечать на вопросы адвоката Елены Пылымовой жена Наумова Ирина. В первую очередь — о материальном положении семьи после ареста мужа.

— Живём очень скромно в доме, который строили больше девяти лет, — пояснила Ирина, напомнив, что у них трое детей. Сейчас она и дети живут вместе со свекровью.

Жена рассказала, что сначала муж взял кредит на строительство, потом они продали свою маленькую единственную квартиру на Губкина, а затем муж снова обратился за помощью в банк. В итоге они построили «скромный дом площадью 170 квадратов». По словам Ирины, супруг «хорошо зарабатывал» — от 30 до 50 тысяч рублей. Сейчас же она вынуждена тянуть семью, получая до 20 тысяч — а все три их машины арестованы.

На последней детали адвокат решила остановиться — и поинтересовалась, откуда у простого чиновника дома три автомобиля — и все джипы.

— Первая машина не на ходу, она не рабочая, автомобилю больше 30 лет. Вторым автомобилем управляла я — это Jeep Cherokee. Ему более 10 лет на момент покупки было, мы никогда не имели возможности вывезти машину из салона. Все автомобили, которые у нас были, это автомобили марки Jeep. Мой муж их поклонник, он считает их надёжными, как танк.

По словам Ирины Наумовой, эту машину они уже почти подготовили к продаже (из-за подорожания топлива), и взяли кредит на новую — Jeep Liberty 2008 года выпуска. Однако продать старую не успели — и мужа вместе с имуществом арестовали. Кредит никто так и не выплатил — долг семьи перед банком составляет сейчас около 700 тысяч рублей.

В заключении Елена Палымова внезапно поинтересовалась, есть ли у Ирины материальная возможность заплатить за мужа штраф в случае, если приговор будет вынесен именно в таком виде. Ответ был очевидным — отрицательным.

Image for post
Image for post

Также в суде Ирина Наумова рассказала о важной детали: как именно она узнала о задержании мужа. По словам жены, ей об этом сообщила свекровь, которая сама узнала об этом не от коллег, не от следователя и не от государственного адвоката, а из СМИ. Фактически первые сутки Наумов провёл наедине со следователями — и во время меры пресечения уже признал себя виновным. Он просил дать ему домашний арест, чтобы побыть с семьёй немного перед заключением. Следователь и суд ему отказали.

Следующей на допрос пригласили маму Юрия Наумова, за ней — брата, а затем дядю. Их допросы со стороны адвоката Елены Палымовой были короткими. Сначала она просила охарактеризовать родственника (все характеристики были положительными — у Наумова хорошие отношения с родными), а затем интересовалась всё о том же — желании и возможности заплатить за Юрия Наумова штраф в случае, если судья назначит его вместо заключения.

Валентина Наумова пояснила, что у неё в собственности вместе с младшим сыном имеется квартира на Харьковской горе — и они готовы её продать. Младший брат Игорь это подтвердил. Защитница Наумова попросила приобщить к материалам дела документы о праве собственности на квартиру, с помощью которой родственники готовы погасить штраф. Судья Владимир Сытюк документ принял не сразу.

— Сторона защиты начинает обсуждать те вопросы, которые входят только в компетенцию суда.

— Простите, уважаемый суд, но имущественное положение семьи на самом деле является важным. Как защитник Юрия Александровича, я очень хочу, чтобы он побыстрее оказался дома со своей семьёй и детьми. Поэтому я и уточняю у мамы, может ли для этого она продать квартиру. А оценку всей ситуации, безусловно, будет давать суд — мы на это не претендуем.

— Вы считаете это правильным?

— В нашем деле все средства хороши.

Возражать ни прокурор, ни сторона второго обвиняемого Александра Лозового не стала — и суд решил приобщить документ к делу. Затем участники выслушали характеристику Наумова от его дяди и перешли к допросу двух других свидетелей — бывших коллег.

Первым в зал зашёл Андрей Лисицкий. Во времена Наумова он работал в комитете имущественных и земельных отношений главным специалистом отдела муниципального и земельного контроля. Сейчас он его возглавляет.

— С 2012 года я работал под руководством данного человека. Ничего плохого о нём сказать не могу. Ответственный руководитель, который выполнял поставленные перед управлением задачи. В срок. Дисциплинированный и порядочный.

После короткой характеристики адвокат бывшего шефа Елена Палымова задала «неожиданный вопрос» Лисицкому — имеется ли в управлении цветной принтер. Лисицкий ответил положительно — и указал, что пользуются им сотрудники «по мере необходимости». Находится принтер в его кабинете.

— Приобретение картриджей, заправка осуществляется?

— Заправка картриджей осуществляется. Но вопросы, касаемые оргтехники, не относятся к моей компетенции — именно заправка и расходные материалы.

— А в 2018 году, когда Наумов работал в управлении, вы обращались к нему за приобретением картриджа — или заправкой?

— Вопрос был распечатать цветную схему, а картридж закончился. Я сообщил ему, он сказал мне связаться с программистами. Они сказали, что в наличии картриджей нет, и я ему доложил. Спустя сутки Юрий Александрович лично принёс в кабинет набор картриджей.

— Вопросов нет.

Однако они возникли у прокурора Веры Струковой.

— Если у вас возникали вопросы, касаемые нехватки оргтехники, вы к кому обращались?

— У нас всего хватает. Единственный случай, который я озвучил, касался цветного картриджа на принтер.

— Это был единичный случай за время вашей работы с 2012 года?

— В моей практике это был единичный случай.

— Вам известны случаи приобретения сотрудниками управления канцелярии за свой счёт?

— Нет, неизвестны.

— А вам известно, сколько стоит цветной картридж? Тот, который работает у вас в управлении?

— Точную сумму не могу назвать, но программисты говорили, что новый картридж стоит от 30 до 50 тысяч рублей. Сейчас мы их не покупаем — заправляем.

— Нет вопросов.

На уточняющий вопрос судьи Лисицкий ответил, что случай с картриджем произошёл в июле-августе 2018 года. Следующей на допрос позвали Лилию Чураевскую — она была секретарём Наумова и других начальников управления до него.

В частности, она рассказала (в ответ на вопрос Наумова и прокурора) интересную деталь работы КИЗО: управление часто посещал его бывший сотрудник Иван Ковалёв, который, как полагает следствие, передавал деньги Наумову от Лозового.

— Он часто ходил, но не только к вам. Он ходил в отдел земельных отношений, там работала Стрельникова Ирина Юрьевна. Он оказывал какие-то услуги людям, и по оформлению земельных участков ходил к ней. Туда можно только по этим вопросам ходить.

Также Чураевская снова ответила на вопрос Палымовой о картриджах. По словам секретаря, денег, заложенных в управлении на оргтехнику, не всегда хватало, и иногда бумага или картриджи заканчивались.

— И что в таких ситуациях вы делали?

— Это решал Юрий Александрович.

— Каким образом?

— Я не знаю, как он решал, но он решал.

— В комитете спонсорская помощь посторонними лицами оказывалось?

— Да.

— Это часто было?

— По мере необходимости.

При этом, по словам Чураевской, Юрий Наумов всегда работал в рамках закона — а на все поступающие предложения отвечал отказами и сопротивлялся подобным поручениям. Такие поручения могла давать бывший начальник комитета Виктория Аборнева.

— Назовите того руководителя и то поручение, которое поручалось господину Наумову, от которого он сопротивлялся, — обратился к Чураевской адвокат Лозового Сергей Многолет.

— Мне это неизвестно.

— Минуту назад вы говорили, что были такие поручения.

— Я сказала, что поручения были, но кто именно их давал, я не могу сказать.

— Откуда вы информированы о таких поручениях.

— Я слышала разговор, как Юрий Александрович говорил, что «Я не буду этого делать».

— С кем он говорил?

— С руководителем комитета.

— Назовите его.

Аборнева Виктория Валерьевна.

— Спасибо.

В завершении несколько своих вопросов решила задать прокурор Вера Струкова — и поинтересовалась, приходилось ли сотрудникам за свои деньги покупать какую-либо оргтехнику — и Чураевская ответила, что ей о таких случаях известно. Эта версия расходится с озвученной с предыдущим свидетелем Лисицким.

Отметим, что вопросы об оргтехнике и картриджах пока никак не комментируются ни защитой, ни обвинением, однако в последующем ответы скорее всего будут использоваться в пользу Наумова. Якобы он не брал взятку, чтобы положить в свой карман: это была спонсорская помощь управлению на закупку дорогих картриджей и прочей канцелярии. Так ли это, «Белгород №1» узнает на следующих заседаниях: мы продолжаем следить за процессом.

P.S. На следующий день, 6 декабря, в Свердловском суде прошло ещё одно заседание: на нём допросили в качестве свидетеля оперативника ФСБ Геннадия Мельникова, принимавшего участие в операции по задержанию Наумова. Как пишет «БелРу», он сначала запутался в показаниях, а затем стал отвечать на все вопросы, что «ничего не помнит».

«Отдельные моменты я не помню, и у меня нет времени восстанавливать их в своей памяти. Да и незачем. Всё, что было сделано и проведено — изложено в документах, которые находятся в уголовном деле», — пояснил Геннадий Мельников.

Следующее заседание состоится 12 декабря.

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store