«Нам приходит конец». Владельцы «Потапыча», Sosnovka Loft, «Калипсо» и другие рестораторы— о закрытии общепита

Рано утром 27 марта страна узнала о том, что правительство РФ рекомендовало регионам закрыть общепит во всех населёных пунктах, оставив только дистанционную торговлю. В поручении премьера Мишустина сказано, что это временная мера, которая распространится на нерабочую неделю, введённую президентом в качестве карантинных мер.

«Белгород №1» обзвонил владельцев белгородских заведений разных форматов (от премиальных ресторанов до кофеен и фастфуда) и задал два вопроса: какой они могут дать прогноз для своего бизнеса и как планируют справляться с потерями от простоя. Ответы получились в основном пессимистичными.

Важно: мы звонили предпринимателям ещё до выхода регионального распоряжения о закрытии общепита и распоряжения мэра Юрия Галдуна, которое уточняет, что общепиту разрешена работа не только с доставкой, но и в формате «на вынос», а также до разъяснений белгородской торгово-промышленной палаты о выдаче заключений о форс-мажорных обстоятельствах. Надеемся, эти меры хоть немного помогут бизнесу пережить тяжёлые времена.

Алексей Потапов, сеть кафе «Потапыч»

Ну как можно прогнозировать ситуацию, аналогов которой не было на моей памяти? Вы понимаете, что малому бизнесу фактически приходит, условно говоря, конец в данной ситуации?

Я думаю, это только начало проблем, а дальше будет хуже: население останется без денег из-за того, что закрывается малый бизнес. Не весь бизнес вернётся обратно в колею. По своему бизнесу не могу ничего сказать. Думаю, полностью от этого удара никто не оправится, и я в том числе. Мы не готовы были к такой ситуации.

Доставка не спасёт в данной ситуации никого. Это не тот бизнес, который можно спасти доставкой. Сложные вопросы вы задаёте, никаких прогнозов нет и сделать их невозможно. К такому повороту никто не было готов, что-то прогнозировать сложно. Тем более, судя по соседним странам, всё начиналось с карантина на неделю, а в итоге соседняя Украина сидит на карантине уже три недели и продлевает его.

Фёдор Жерновой, городское кафе «Орион»

Честно говоря, тут сложно предполагать. Мы не знаем, неделя это простоя, на две продлят её или ещё что-то, что дальше будет. Понятно, что ситуация критичная, всё не очень хорошо. Есть первостепенная история с тем, чтобы не позаражать друг друга, людей и близких, а для бизнеса это тяжело.

Вчера вечером было распоряжение торгово-промышленной палаты о том, что они будут выдавать заключения о форс-мажоре. Соответственно, когда у тебя есть бумажка о форс-мажоре, то можно вести с арендодателем историю. Нужно договариваться со всеми.

Ответ на вопрос, что будет бизнесу, такой: бизнесу будет очень тяжело. Но мера вынужденная, и мы на неё идём, потому что у всех есть дедушки, бабушки и так далее. И у всех есть друзья в Италии, Америке и так далее, где люди уже пошли дальше, пропустив фазу карантина.

Вопрос, как мы из этого будем выбираться, абсолютно открыт, и ответа на него никто не знает. Надо пройти этап первый, потом будем как-то выбираться. Мы находимся в состоянии 24-часовой готовности.

Марина Лазарева, сеть ресторанов «Фамильный дом вкуса»

Прогнозы, как и у всего мира: закрытие, банкротство. Настолько тяжело, невозможно. Доставка? Нет, у людей нет денег, чтобы заказывать себе доставку на дом роллов и пиццы в таком объёме, чтобы мы могли выживать. Льготы, каникулы? Ничего нет.

Алексей Баранов, паб «Декабрист»

Я не понимаю, мы можем работать только на доставку, или же мы можем работать на вынос, как магазин? Одни говорят одно, другие — другое. И мне это интересно. Это или-или, либо же это два разрешённых способа? Я жду какую-то расшифровку.

Если разрешат на вынос, то мы будем так работать. Это первое. Второе: арендодатели отказались снизить арендную плату. Уменьшили процента на три всего, копейки. По поводу сотрудников. Пока мы работаем в прежнем режиме, до закрытия, а потом уйдём в доставку. Думаю, разобьёмся на смены. Если это не продлится месяца три, то, думаю, для общепита это не так страшно. А неделя — это вообще не страшно. У нас были и хорошие недели, и плохие недели. Мы привыкли работать в таком рваном режиме.

Кстати, это ограничение совпало с Великим постом, православным. У нас на Великий пост и так идёт всегда снижение продаж, из года в год. Особенно первые две недели наши гости стараются придерживаться этого: не бухать, меньше ругаться матом, шататься по концертам. Их хватает ненадолго, но начало поста всегда соблюдают, это из наших клиентов. И мы к этому готовились. То, что пост совпал с изоляцией, это болезненно, но не критично.

Александр Бондарь, сеть ресторанов Bondar Team

Мы закрываем все рестораны и работаем только на доставку. Доставлять будем из одного ресторана, база будет в «Веретено». Все будут готовить на одной кухне. А рестораны да, все закроются пока.

Других вариантов нет на данный момент. В будущее я не могу заглянуть, неизвестно, что будет дальше. Я не думаю, что мы неделей отделаемся. Я даже не думаю, что мы месяцем отделаемся. Неизвестно, какие будут последствия вируса, даже не предполагаю.

Если смотреть на то, что в других странах, как Италия, Франция, Германия: там ничего хорошего нет. Посмотрим, насколько мы готовы победить этот вирус.

Андрей Египко, владелец кафе «Пицаныч и Шавермыч»

В первую очередь мы поедем обсуждать с собственниками помещения арендные ставки. Дальше хотелось бы, чтобы это ограничилось одной неделей. Одну неделю мы переживём, две недели будет туго, а месяц — это уже закрываться. Месяц малый бизнес убьёт, его в стране не останется.

Нам ещё повезло, что мы не закредитованы нигде. Но каждый месяц мы выживаем: нам хватает только на жизнь и на жизнь сотрудников. Никаких сверхдоходов у нас нет: мы не «Роснефть», мы их не получаем. Месяц будет смертельным не только для нас, но и для всего малого бизнеса по части общепита.

Что касается доставки и еды на вынос. За три года работы мы несколько раз рассматривали вопрос доставки. Доставка через агрегаторы нам не выгодна от слова совсем, так как агрегатор забирает себе 30–35 процентов — это даже больше, чем та прибыль, которую мы получаем с заказа. Самостоятельную доставку тоже считали, и не проходим по этим цифрам. У нас нужно заказ сделать заказ на 1 000 рублей, а при нашем среднем чеке в 250 рублей такой заказ никто делать не будет. Для нас доставка выходом не будет.

На вынос я тоже не представляю, как можно это организовать. Мы ориентированы на вечернее посещение внутри помещения, и у людей так ассоциируемся. Наверное те, кто ориентировался на доставку, они выживут, а мы, к сожалению, не сможем.

Константин Клет, совладелец сети ресторанов

Закрытие неизбежно, оно наступит в ближайшее время. Мы уже морально готовы, но осознавать это сложно. Тем более — сотрудникам.

Наша позиция — включиться в общую программу и не допустить распространения возможного вируса, поэтому посещение заведений, как считаем я и моя команда, в ближайшее время недопустимо. Пока, слава богу, у нас нет никаких претендентов на заражение, но мы понимаем, что долго так не продлится. Хотя хотелось бы, чтоб продлилось.

Какие меры мы принимаем? Мы, как и все остальные, с надеждой готовимся к доставке, отработали технологию бесконтактной доставки, отработали технологию без привлечённых курьеров, чтобы максимально вовлечь наших сотрудников в процесс. При этом мы понимаем, что ценовая политика, которая сложилась у предприятий общественного питания, у всех разная. Понимаем, что самой востребованной будет самая доступная услуга. Может быть будет даже просто востребована услуга доставки продуктов, кто лучше предоставит условия. Но мы конечно все находимся в шоке.

Но мы также создали у себя фонд поддержки сотрудников. Ни о какой прибыли речь уже не идёт, преследуем цель заработать хоть какие-то деньги, чтобы выплатить их нашим сотрудникам. То есть ещё раз: о прибыли речи никакой не идёт.

Объекты, которые находятся на арендуемых площадях, мы планируем закрыть для того, чтобы перепрофилировать деятельность в другие направления, тоже связанные с услугой питания.

Мы настраиваем себя так, что это будет длиться долго, и в любом случае эта беда отступит. Но лично я понимаю, что и упавшие доходы населения, и приобретённые страхи о том, что доходы могут снова пропасть, я думаю, [приведут к тому,] что мы ещё долго будем ждать, пока клиенты будут возвращаться в кафе и рестораны. Это лично моё мнение. Поэтому мы настраиваемся на более долгий период, который может растянуться для кафе и ресторанов от одного года и до двух.

Сейчас главные две задачи. Первая — следить за своим здоровьем. Вторая — максимально поддержать сотрудников. Поэтому по другим смежным направлениям, которые у нас есть, мы будем поддерживать коллектив, попавший в сложную ситуацию.

Никита Редкокашин, кофейня «Калипсо»

Мы закрываться не будем, потому что я не вижу в этом необходимости. Мы обрабатываем все поверхности каждые 10–15 минут, и в этом смысле мне даже кажется, что паника переоценена. Общепиту сейчас всему тяжело, сейчас сложный период. Сейчас многие наши знакомые по разным городам вынуждены закрываться, потому что нет людей, нет проходимости, а в особенности если они работают в бизнес-центрах, которые опустели.

Мы как обжарщики замечаем, что наши партнёры, которые находятся не в бизнес-центрах, ещё более-менее держатся, а те, кто находятся в бизнес-центрах, они закрылись. Один наш партнёр из Питера закрыл 22 кофейные стойки. Это закрытия временные.

Если будет предписание работать только на вынос, мы будем работать только на вынос. Но на самом деле я вижу нашу кофейню островком здравого смысла, добра и благополучия во всём этом океане беспредела. Ну как мы можем закрыться? Как мы можем отнять у наших гостей эту важную частичку дня?

На самом деле, если бы я знал, что завтра конец света, то я бы как всегда вышел на работу, надел бы фартук и денег бы с гостей не брал. А зачем? Завтра деньги будут не нужны. Я бы делал то, что делаю сейчас. Паниковать — последнее, что нужно.

Виталий Репин, кофейня «Сахар»

Все в шоке, никто ничего не знает. По сути информация есть, предписание есть, а никакой помощи нам нет. Нас просто бросили. У нас есть аренда, кредиты на развитие бизнеса, это есть практически у каждого предпринимателя. Ни каникул, ни отсрочек платежей, нам самим нужно договариваться с арендодателями.

Знаешь, в телевизоре вещается одна страна, а живём мы в другой. Разные реальности. Никто не хочет брать на себя ответственность.

Мы планируем работать, будем работать на вынос, без скопления людей. Потому что у нас есть обязательства перед банками, перед поставщиками. Перед всеми, это замкнутый круг. Сейчас поставщикам объясняем ситуацию, работаем мы или нет, что там у нас с отсроченными платежами.

Кстати, в течение последней недели уже был спад, процентов на 60, и это у всех. Мы потеряли некоторых постоянных гостей, они к нам не приходят. Те, кто ходили каждый день. Они стараются сократить риски, меньше посещать публичные места.

Распоряжения есть, но нет механизмов. По сути я сейчас один на один с этим, мне приходится самому решать и разбираться во всех накопившихся бедах самому. Вот такую я ситуацию вижу. И я думаю, что эти выходные будут продлеваться, это не закончится через неделю.

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store