«Надо чуть-чуть привыкнуть». Вопросы и ответы о реконструкции Щорса — максимально подробно

В минувший четверг чиновники, ответственные за транспортную реформу в Белгороде, ответили на вопросы журналистов о реконструкции Щорса, выделенках на Богданке, новых знаках и скоростных ограничениях в городе. В общем, о том, что волнует практически каждого белгородца в данный момент.

«Белгород №1» записал абсолютно все прозвучавшие вопросы — и публикует ответы без сокращений, максимально подробно.

— Изначально говорилось, что реконструкция закончится до 15 августа, а вторая очередь — до конца октября. Почему сдвинулись сроки? Будет ли за это кто-то наказан? И какие сроки на данный момент?

Юрий Галдун, мэр Белгорода: Документации по инженерной инфраструктуре Харьковской горы практически не было. Поэтому указанные в проекте работы по факту приходилось очень часто менять. И только в связи с этим: с тем, что ежедневно вносились изменения в проектную документацию, которые не были учтены, изменились сроки.

15 ноября закончим транспортную часть полностью (без демонтажа кольца на «Сити Молле», за него отвечает Белгородский район). К 30 ноября закончим благоустройство.

Наказан никто не будет в силу того, что я вам объяснил — эти работы не были учтены. Несколько подрядчиков штрафы получили, но это обычная рабочая атмосфера.

— Окончательно ли отрегулированы на Щорса светофоры? Действует ли сейчас всё так, как должно быть? Светофоры расположены друг за другом — есть случаи, когда люди проезжают на красный ненамеренно.

Юрий Галдун: Неокончательно, поскольку работы ещё ведутся. Всё ещё будет дорабатываться до обозначенных ранее сроков.

— Почему на Щорса выделенка идёт по центру дороги? Как приняли это решение?

Роман Золотарёв, директор Белоблпроекта: Проанализировав в самом начале ситуацию по улице Щорса, очень долго на эту тему размышляли, советовались с ведущими специалистами в стране по регулированию общественного транспорта и движению городского в целом, решение было принято путём долгих споров. И не только споров, но и путём изучения и моделирования трафика.

Так как мы имеем много правоповоротных съездов по крайней полосе, дабы не наступить на грабли, на которые наступили многие другие города — и российские, и зарубежные, мы применили такой инновационный подход и сделали выделенки ближе к осевой.

— Зачем тогда по Щорса закрывается много выездов из дворов — 5 августа, Пирогова, Мокроусова?

Юрий Галдун: Все абсолютно выезды будут закрыты, чтобы обеспечить жизнь основной магистрали. Надо привыкнуть к этому. И это ответ сразу на вопрос — почему нельзя высаживать людей [на остановках].

Единственное, что будет разрешено точно — служебные автобусы будут ездить по выделенкам. Сформируется их перечень. Маловероятно, но есть возможность, что крупным таксопаркам дадим возможность пользоваться выделенками. Процентов в 15 я оценю эту возможность.

В первую очередь — мы делаем всё для того, чтобы магистраль шла прямо и увеличилась скорость сегодняшнего потока. Когда откроется хоть один съезд или выезд со двора, то значительно и на большом расстоянии уменьшится скорость.

Илья Москалёв, главный инженер отдела проектирования: По поводу 5 августа и запрета выезда прочего транспорта на Щорса. Это позволяет повысить как пропускную способность прямого направления, но также позволяет избежать пробок на подъезде к улице 5 августа. Мы сейчас уже можем видеть: там пробки, как таковой, вечерней нет.

— Где вы подсмотрели концепцию проекта?

Илья Москалёв: Частично — в Москве, непосредственно на улице Большая Солянка. А также зарубежные, уже опробованные, системы Bus rapid transit (Скоростной автобус — прим. Б1).

То есть, выделенные по центру дороги полосы позволяют избежать конфликтов, связанных со съездом на прилегающую территорию.

Юрий Галдун: Белгород будет одним из удобных и комфортных городов для жизни в части транспортного движения. Для этого должно пройти какое-то время. Все привыкнут, учтут положительные моменты, расстанутся с некоторыми привычками. Например, на остановках останавливаться нельзя, всегда можно найти место рядом.

— Какие планы на контактную сеть? Вернётся ли троллейбус?

Юрий Галдун: Троллейбус на Щорса вернётся однозначно, где-то с 15 декабря. В том же маршруте, в котором он был. Это четыре маршрута — все 37 троллейбусов будут работать.

Мы не оставляем свои намерения об использовании электробусов и обязательно на них переключимся. Сегодняшняя цена не позволяет городу их использовать. Она каждый год уменьшается. Мы ездили в Москву, общались с эксплуатантами — у всех положительное мнение.

— В сторону «Родины» идёт одна полоса. Как быть, если произойдёт авария?

Юрий Галдун: Объезд будет разрешён по выделенке. Камеры в момент аварии не будут выставлять счета.

— Будут ли наказывать водителей ЕТК за нарушения? И имеет ли водитель право выезжать из выделенных полос?

Александр Васильченко, гендиректор ЕТК: Водители должны действовать в соответствии с ПДД — за это их штрафует ГИБДД. За нарушения, которые мы видим сами, мы лишаем водителей стимулирующей оплаты. Выявляя нарушения правил дорожного движения, компания уменьшает стимулирующие выплаты.

Выезжать из выделенной полосы водитель может только в случае объезда препятствия.

— Автомобилисты жалуются, что закрыли съезд на Пирогова, весь поток теперь идёт по Апанасенко. По утрам стоят пробки, будет ли это как-то решаться?

Юрий Галдун: Я не вижу там нереальных пробок. Стало больше машин — это да. Дайте возможность закончить работы, и по улице Апанасенко всё вернётся к норме. По всем расчётам никаких пробок [после завершения работ] не будет. Это сегодняшняя пробка.

Надо чуть-чуть привыкнуть к новой схеме движения. Она ещё не работает, потому что половина дороги в ремонте. Дайте возможность заработать всему.

— Как будете бороться с тем, чтобы водители не проезжали остановки?

Александр Васильченко: Планируется использование систем контроля — с настоящим контролёром и непосредственно системой ГЛОНАСС, где треки фиксируют остановки. За каждую неостановку будут выставляться штрафные санкции.

— Какая дальнейшая судьба исчезающих подземных переходов на «Семейном»?

Юрий Галдун: Исчезает только один через Щорса, восстановить его уже было невозможно — через него прошла ливнёвка. А тот, что через Губкина, он действует, и пока нет в планах его закапывать.

— Многие водители останавливаются от платформы так далеко, что приходится прыгать. Пожилым и инвалидам — это невозможно сделать.

Александр Васильченко: По требованиям ГОСТ подъезд должен быть в 20–40 см. Действительно, не всем водителям удаётся это сделать из-за водительских навыков. Но водители адаптируются. В ближайшее время мы это устраним.

— Когда заработают на Щорса светофоры для велосипедистов? И нужно ли будет по-прежнему спешиваться?

Юрий Галдун: Спешиваться надо будет в первое время в любом случае. Прошу обязательно спешиваться в первое время — это для вашей безопасности.

— Как будет стыковаться велосеть Щорса-Богданка?

Юрий Галдун: Велосеть начинается от парка Дуба, идёт по Щорса и поворачивает на Богданку. Часть переходит на дорогу — там чётко разделено вафельницей, можно спокойно переехать.

Дальше спускаемся на набережные Везёлки: и по правой, и по левой стороне дорожки есть. Доезжаем до КонПрока и останавливаемся.

Участок от КонПрока до Сосновки ещё не закончен. Как сделаем, тогда едем от ЛЭП до Пикник-Парка.

— Будут ли компенсированы издержки бизнеса, которые пострадали от реконструкции? Торговые павильоны, например, сместили.

Юрий Галдун: Конечно. Всем были предоставлены такие же места. Кто захотел — тот переехал. На данный момент на Щорса нет незакрытых вопросов с предпринимателями.

— Реконструкция «от фасада до фасада» предполагает замену всех вывесок по общему дизайн-коду?

Юрий Галдун: Конечно. И не только это, но с вывесками в том числе. Если вы заметили, мы там уже везде воздух убрали, всё убрано под землю. Впервые в истории города такая ливнёвка: одна из частей каркасной ливнёвки, которая теперь обвяжет город.

— Что по поводу видимости разметки зимой? И вообще уборки дорог в целом?

Юрий Галдун: Специальный отряд создали, понимая, как важно в эту зиму помочь людям, чтобы не было проблем. По Щорса будет работать специальная служба. За остановками, там где у нас одна полоса, мы положим бордюр и сделаем полтора метра в плитке. Так, чтобы в случае аварийной ситуации, машину можно было убрать вправо.

Илья Москалёв: Кроме того, не стоит забывать, что любая разметка дублируется знаками.

— Будут ли в автобусах кондиционеры?

Александр Васильченко: Комплектация автобусов предполагает, что мы сможем установить кондиционеры. Укомплектоваться можем уже к следующему сезону.

— К концу реконструкции будет ли Щорса «зоной 40»? Ограничат ли скорость?

Юрий Галдун: Для всех.

— Недавно вышел ролик про безопасность пешеходов. Если мы возьмём 5 августа, то мы увидим, что там две полосы — островок — две полосы. А дальше, что на повороте на Костюкова пешеход уже без островка и три полосы.

Роман Золотарёв: Безопасность пешеходов — это приоритетное направление в принципе. Да, такая ситуация у нас там есть, но не будем забывать, что ранее Щорса вся была четыре — пять полос, а сейчас это в одном месте.

Светофоры, которые стоят в том месте, позволяют пешеходу безопасно перейти четыре полосы.

— На улице 5 августа мы не можем повернуть налево, делаем большой крюк. А на Костюкова целых две полосы налево. Почему не разрешить бы поворот на улицу 5 августа, хотя там тоже две полосы прямо, чтобы не делать большой перепробег автомобиля?

Илья Москалёв: Добавлять полосу для поворота не представлялось возможности, исходя из близости коммуникаций и прилегающей территории. Также необходимо обеспечить пропускную способность: как показали замеры интенсивности, она не такая, чтобы дать отдельную полосу повороту на 5 августа. На Костюкова ситуация ровно наоборот.

— Есть мнение, что остановка в середине небезопасна, потому что там машины и справа, и слева.

Илья Москалёв: Островки приподняты вместо обычных 15–20 сантиметров до 30см. Это не позволит автомобилю перескочить островок. Перед всеми остановками имеется шесть метров пандуса, зона перехода — что не позволит автомобилю пролететь. Плюс ограничение скорости.

— Остался вопрос с проездом через БелГУ.

Юрий Галдун: Наверное.. Не наверное, а будем открывать. Пока без сроков.

— Многие спрашивают про светофоры для общественного транспорта. Нужно ли на них смотреть? И зачем их поставили там, где пересечение с автомобилями?

Юрий Галдун: Везде, где стоят светофоры для общественного транспорта, есть пересечение с автомобилями. Смотреть, естественно, не надо — они для общественного транспорта.

— Будут ли переименовывать остановку Щорса на улице Щорса?

Юрий Галдун: К ней уже все привыкли. Пока нет смысла.

Главное медиа о городе