Место, где пропадают. Как устроен «концлагерь для собак»: «Белгород №1» побывал внутри

24 декабря белгородские зоозащитники объявили, что обнаружили под Белгородом «концлагерь для собак». Так они назвали пункт временного содержания животных в посёлке Комсомольский на территории бывшего коровника. Объект принадлежит компании «Фауна+», которая занимается отловом бездомных собак в Белгородской области.

Днём позже, 25 декабря, в 200 метрах от фермы зоозащитники с общественниками нашли мусорную яму с трупами собак в мешках. По разным подсчётам, в мешках выбросили до 70 умерших животных.

Спустя неделю мы встретились с главным героем этой истории, Валерием Бубликом, владельцем «Фауны+». Он провёл экскурсию по ферме для журналиста «Белгород №1».

К слову, до этого Бублик отказывал во встрече дважды: утром 25 декабря — потому что «собаки на карантине», а 28 декабря он сослался на санитарные работы, хотя 27 декабря мы договаривались о встрече на следующий день.

Итоги поездки — в репортаже Екатерины Ушаковой.

Пункт временного содержания, куда мы приехали вместе с Бубликом, больше напоминает места, в которых бесследно пропадают люди. До ближайшего жилого массива метров 500.

Сам питомник — это старое заброшенное здание, в котором раньше жили коровы. Вокруг грязно: повсюду мусор, который растащили выбравшиеся наружу собаки. Бублик ругается, что их выпустили волонтёры, которые приезжают погулять с животными.

На входе в здание руководитель «Фауны+» сразу показывает подсобное помещение:

Здесь у нас склад небольшой. В углу лежит корм для собак — закупаемся на оптовой базе.

Направо от склада кухня — старая плита для варки каши и водопровод.

Между складом и кухней комната для персонала. Старая кровать, заправленная покрывалом, шкаф с рабочей одеждой, бытовые приборы, холодильник с лекарствами для собак — следы человека здесь точно есть, даже если и не регулярные. Создать такую атмосферу искусственно получится вряд ли.

Здание коровника метров 100 в длину. Колонны условно делят помещение на две части в ширину, в длину здание напополам разделено стеной. Вольеры для собак построены по всему периметру из блоков и металлических дверей.

Животных в клетках сосчитать не удалось. Валерий Михайлович в ответе на вопрос «сколько животных» каждый раз менял цифру — в среднем от 80 до 100 собак.

Точное количество не могу назвать, потому что я руковожу процессом, а не собак считаю. Все данные есть в журнале, журналы — на проверке в полиции. Но я уверен, что она ничего не найдёт.

На ферме стоит тишина: при виде человека собаки не поднимают голодный лай — их накормили и напоили волонтёры.

Пройдя до конца помещения, мы выходим в гараж. Старый автомобиль «Отлов диких и бродячих животных» давно не на ходу. Рабочие машины стоят у отловщиков дома.

Из гаража мы выходим в помещение, которое, по словам Бублика, в будущем станет ветеринарным кабинетом:

В следующем году [по закону], если я буду выигрывать тендеры, а веткабинета не будет, то ветеринария разденет нас догола — не стоит тогда и работать.

Мы уже заказали всё, но купить его я могу только когда заключу какие-либо контракты.

В основной части здания, где построены загоны для собак, стоит тошнотворный запах. Что это — корм, сотня собак или невыветрившийся запах смерти — неясно. Трупов в клетках с живыми собаками во время нашего приезда, конечно, не было.

На ферме были рабочие, которые наводили порядок.

Во время написания этого текста нам стало известно, что волонтёры вывозят животных. Несколько четвероногих нашли себе новый дом, других — пристроили на передержку. Особо нуждающихся в человеческой помощи забрала к себе создатель частного приюта Наталья Пчёлкина.

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store