«Кострома — это не только город на карте»

«Здорово, пацаны», — из серебристого «Мерседеса» выходит спортивного вида мужчина, закрывает машину и жмёт руки собравшимся в Дубовом около церкви людям.

Приветствия — чуть ли не единственная вещь, которую позволяли себе участники сегодняшней церемонии отпевания застреленного боксёра Александра Костромина — в основном все старались молчать.

До начала ещё полчаса, а парковка уже забита машинами, кто-то приходил пешком, многие — с гвоздиками.

Александр Костромин не был известным спортсменом, но попрощаться с ним пришли сотни человек: когда его будут отпевать, очередь от дверей церкви по лестнице и двору будет тянуться до самого выхода.

Подавляющее большинство пришедших — мужчины. Нетрудно догадаться, что абсолютное большинство так или иначе связаны с боксом и другими видами единоборств. В последнее время Костромин тренировался не только с боксёрами, но и с самбистами и другими борцами, учил их держаться в спарринге, рассказали «Белгород № 1» в окружении спортсмена.

Судя по машинам, окружение у погибшего было самым разным: на парковке есть и бюджетные авто, и представительского класса. Самая яркая — чёрный «Хаммер».

Сквозь тонированные стёкла этого автомобиля можно было разглядеть четыре мужских силуэта в кепках-восьмиклинках. Пока все собирались на улице, эти сидели в салоне, и вышли лишь тогда, когда к церкви подвезли гроб с телом.

«Достань там цветов в багажнике, залезь через заднюю дверь», — даёт поручение один мужчина другому, и все они отправляются внутрь. Когда прощание закончится, их машина уедет первой.

Вслед за несущими гроб мужчинами в церковь заходят самые близкие, потом — все остальные. Заходят медленно, перед дверьми несколько раз крестятся.

«Мне кажется, сейчас будет давка. Обожди», — говорит кто-то. Впрочем, этого не происходит: просто те, кто не смог зайти внутрь сразу, сделают это после.

В самом центре храма под куполом и большой люстрой сквозь толпу людей проглядывается священник, рядом с ним — скорбящие и плачущие женщины. Все остальные размеренно передают друг другу огонь со свечей.

Плач сменяется гробовой тишиной, а затем слово берёт настоятель церкви.

«Все мы когда-то уходим, но очень горько, когда этот уход несвоевременный, когда уход связан с насильственной смертью — тогда душа страдает вдвойне.

Но как верующие люди, мы должны с вами понимать, что уход — это не финиш. Это не некий тупик, за которым пустота и не финал, в который мы упираемся и дальше нет ничего. Смерть сейчас — это переход в другую жизнь. И в храме эти мысли должны преобладать».

После этого отец перешёл к отпеванию «убиенного Александра».

Песня длилась пару десятков минут, за это время глаза одетых в чёрное мужчин успевали намокнуть, покраснеть и высохнуть несколько раз: видно, что друзья погибшего стараются сдержать эмоции.

Всхлипывания перемешивались с шелестом курток, в левых руках у собравшихся догорают свечи, а правыми они крестятся. А потом настоятель предложил попрощаться с убиенным всем, кто тут собрался — и уступить тем, кто ждёт этого на лестнице. И в этот момент близкие уже перестали сдерживать себя. Некоторым женщинам даже пришлось помогать дойти до скорой — у входа в храм дежурила бригада медиков с успокоительным.

«Кострома — это не только город на карте, но ещё и наш друг», — лента с такой надписью укрывает высокий венок у забора церкви. «От друзей-боксёров», «от семьи», «зятю от родителей», «дорогому Александру — с глубокой скорбью» — венки выстроили чуть поодаль от входа, чтобы потом сложить в одну машину, когда все поедут на кладбище.

На парковке у входа мужчины снова закуривают и ждут, пока все не подойдут к телу. Заметно, что разговоров становится больше, а кто-то даже шутит — на похоронах так происходит всегда, люди невольно стараются заглушить свою боль.

— Интересно, кого хоронят, — произносит вслух мама с коляской, гуляющая со своей подругой рядом.

— Спортсмена какого-то известного. Убили восемью выстрелами, — отвечает та.

На самом деле выстрел был один — из ружья. А восемь отверстий — это дробь. Впрочем, это уже подробности, но об убийстве знают, кажется, все.

И даже таксист, который забрал редактора «Белгород № 1», был осведомлён: «На похоронах у боксёра были?».

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store