Как высокопоставленному чиновнику мэрии Юрию Наумову попросили 8 лет тюрьмы: репортаж «Белгород №1»

В Свердловском районном суде начались прения по делу о взятке экс-замруководителя комитета имущественных и земельных отношений мэрии Белгорода Юрию Наумову. На первом заседании выступили прокурор Вера Струкова и адвокат подсудимого Елена Палымова.

«Белгород №1» публикует тезисы из выступлений гособвинителя и защиты.

Спереди — адвокаты Александра Лозового: Сергей Многолет и Алексей Козаков, позади — адвокат Юрия Наумова Елена Палымова и её подзащитный. Фото Юлии Тимофеенко

Первой в суде выступила прокурор Вера Струкова:

— Сама коррупция, которая проявляется, прежде всего, во взяточничестве, крайне опасна для государства и общества в целом. Не случайно государством тратится так много сил на борьбу с этим злом. В то время, как отдельные чиновники наживаются, растет недоверие у населения к государственным органам.

Далее прокурор представила свою версию случившегося: не позднее 20 апреля 2018 года Артём Образцов, представляя интересы ООО «Прометей», обратился к подсудимому Александру Лозовому, чтобы он помог в приобретении земли по адресу улица Губкина, 3 с рассрочкой. Предприниматель знал о том, что у того «есть связи».

Подсудимый, в свою очередь, обратился к уже осуждённому Ивану Ковалёву — бывшему чиновнику, который был знаком с должностным лицом из комитета имущественных и земельных отношений Белгорода. Ковалёв озвучил просьбу Юрию Наумову, и они пришли к выводу о вознаграждении в размере 10 процентов от кадастровой стоимости земли — 1 246 000 рублей. Позже Ковалёв договорился о снижении до 1 000 000 рублей.

11 июля и 30 октября через посредников была передана взятка в 623 тысячи рублей, 123 тысячи Ковалёв каждый раз оставлял себе.

— Подсудимый Лозовой осуществил передачу взятки 1 000 000 рублей, что является крупным размером по поручению взяткодателя и взяткополучателя, — уточнила Струкова.

Судья Владимир Сытюк и прокурор Вера Струкова. Фото Юлии Тимофеенко

По словам прокурора, Лозовой признал вину в полном объёме, оспаривая лишь сумму взятки, потому что «умысел был направлен на дачу взятки в размере не более миллиона рублей, что и было выполнено».

Наумов, как отметила гособвинитель, вину свою не признал. Он утверждает, что вопрос вознаграждения с Ковалёвым не обговаривался, в июле после встречи он нашёл 50 тысяч рублей. Их он потратил на картриджи. Деньги, переданные Ковалёвым 30 октября, планировал передать в качестве спонсорской помощи комитету.

— Часть 5 статья 290 УК РФ (Получение взятки) признал частично. Наумов не отрицал получение денег, но отрицал договоренность, — подытожила Струкова.

В качестве доказательств прокурор перечислила наличие в материалах дела файла с деньгами, которые нашли в среднем ящике стола в кабинете у Наумова, а также у Лозового и Ковалёва. В КИЗО изъяли пакет документов о предоставлении земельного участка на Губкина, 3 в собственность ООО «Прометей».

Также гособвинитель сослалась на записи телефонных разговоров: «Наумов интересуется у Ковалёва: “Что там эти господа, не надумали?”. Подтверждается активная роль подсудимого».

По её словам, экспертиза заключения специалиста из ФСБ, исследовавшего банкноты, которые нашли во время обыска в кабинете Наумова, не содержит противоречий.

Струкова отметила, что сотрудники КИЗО подтвердили, что Наумов давал им поручение подготовить документы для ООО «Прометей», а также был уполномочен заключать договоры продажи земельных участков. Его тогдашние начальник Виктория Аборнева и глава города Константин Полежаев дали аналогичные показания. Они опровергли версию Наумова, что оснащение техникой осуществлялось ненадлежащим образом, из-за чего ему пришлось купить цветные картриджи. При их отсутствии они не требовали предоставлять документы в цветном варианте.

— Установлено, что деньги в ФСБ передал Образцов. Разногласия понятых Никиты Чуркина и Никиты Кириченко относительно места и времени не влияют на достоверность оперативно-розыскных мероприятий. Также они дали аналогичные показания относительно задержания Наумова сотрудниками ФСБ Пеньковым и Мельниковым. Наумовым был открыт рабочий кабинет и именно он указал, где находятся деньги, переданные Ковалевым, — пояснила прокурор.

Юрий Наумов

Поздняя передача сотрудниками ФСБ результатов ОРМ не свидетельствуют о незаконности постановления, поскольку сотрудник ведомства Геннадий Мельников и следователь Виктор Цуркин объяснили причину, почему указали более позднее время. Поводом к возбуждению уголовного дела послужили не только результаты ОРМ, но и рапорт самого следователя, добавила прокурор.

— Версия о намерении Наумова направить деньги в качестве спонсорской помощи КИЗО не состоятельна и опровергается показаниями Лозового и Ковалёва. А также Аборневой и Полежаева, утверждавших о техническом оснащении КИЗО на должном уровне, а также показаниями самого Наумова, которые он дал в ходе предварительного следствия. Полагаю данная версия выдвинута исключительно, чтобы избежать ответственности.

Версия о том, что он покупал картриджи, кроме чеков со стороны защиты, не подтверждена. Свидетели Аборнева и Полежаев сообщили, что Наумовым техника не приобреталась, и в КИЗО это тоже не отражено.

Прошу признать в качестве достоверных показания от 15 ноября 2018 в присутствии защитника Бочарова. Информация о том, что подсудимого ввели в заблуждение — ничто иное как способ защиты.

Информация о том, файл с деньгами возможно помещён в ящик стола сотрудником ФСБ, опровергается словами Пенькова, Мельникова и понятых, а также представленной ФСБ оперативной съёмки, — заявила прокурор.

Обстоятельствами, смягчающим наказание, Вера Струкова попросила суд признать наличие у подсудимых детей — у Наумова трое, у Лозового двое. Также она отметила, что отягчающих обстоятельств не имеется. У Лозового ещё в качестве смягчающего прокурор назвала черепно-мозговую травму, а также признание вины.

— Прошу признать виновным Наумова пунктом “б” части 5 статьи 290 УК РФ и назначить наказание в виде 8 лет колонии строгого режима со штрафом в размере 8 млн рублей — десятикратная сумма взятки — с лишением права занимать должности на госслужбе на пять лет.

Прошу признать Лозового виновного пункты “а” и “б” части 3 статьи 291.1 УК РФ и назначить наказание в виде штрафа в 2 млн рублей, — закончила выступление Вера Струкова.

Выступление адвоката Елены Палымовой. Фото Юлии Тимофеенко

В начале выступления адвокат Елена Палымова отметила, что её подзащитный Юрий Наумов частично признал вину. По версии защиты, в июле экс-чиновнику передали 50 тысяч рублей, сумму он потратил на картриджи для КИЗО. В октябре Ковалёв положил под пиджак файл с деньгами, его Наумов положил в нижний ящик стола. Затем они вышли из кабинета.

— Особо обращаю внимание суда, что деньги были в кабинете продолжительное время без присмотра. Наумов видел, что под кабинетом сидел мужчина, который прятал своё лицо и неохотно вступал в контакт. Доказательств наличия преступления в материалах уголовного дела не имеется, — сказала адвокат.

Защитник пояснила, что, по версии стороны обвинения, деньги Наумову передавались за покупку земли с рассрочкой платежа, однако договор купли-продажи с рассрочкой не был подписан Наумовым, им же не был согласован проект. Договор был подготовлен на основании распоряжении главы администрации Константина Полежаева, которое не содержало условия как рассрочка платежа. Заявление от ООО «Прометей» тоже этого не содержало. «Это условие только витало в воздухе на словах», — подчеркнула Палымова.

Адвокат заявила, что следствие должно было установить наличие полномочий у Наумова — определять предоставление рассрочки за земельный участок и подписывать договор с таким условием. По её словам, такого полномочия у Наумова не было. Это подтвердил бывший мэр Константин Полежаев, у которого тоже такого полномочия не было, и «при всём желании он не мог предоставить рассрочку».

Палымова уверена, что в этом деле «имеет место провокация со стороны ФСБ по Белгородской области».

В качестве доказательств защитник перечислила следующие факты:

— Следователь Виктор Цуркин 30 октября вынес рапорт об обнаружении признаков преступления. В деле есть ещё один рапорт от этого же числа, но от другого следователя Александра Топоркова. Он вынёс постановление о принятии дела к производству от 30 октября, на основании которого Наумову была продлена мера пресечения. Как прокомментировал Топорков в суде, постановление он порвал и выкинул, так как «составил по запаре».

— Сотрудники ФСБ зарегистрировали свои документы в 20:50, после этого материал поступил врио начальника управления, который выдает сопроводительное письмо. Каким образом и на основании чего Цуркин выносит постановление в 19:00? Мельников пояснил, что оригиналы рапорта не предоставлял, а передал только материалы в Следственный комитет, которые не были зарегистрированы надлежащим образом. После этого он лично отвёз материалы рапорта Цуркину, но регистрировать надлежащим образом не стал. Следовательно, вся процедура регистрации рапортов и материалов была нарушена, все материалы ОРМ подлежат исключению состава доказательств со стороны обвинения, поскольку получены с нарушением уголовно-процессуального закона.

Многолет, Наумов, Козаков и Палымова. Фото Юлии Тимофеенко

— Протокол осмотра места происшествия. Согласно ему рабочий кабинет Наумова осмотрели за 1 час 23 минут. На все следственные действия: разложить деньги, переписать, обработать руки Наумова, всё сфотографировать.

— Понятые пояснили, что 27 октября 2018 попросил их быть понятыми, тогда же им показали фотографию Наумова и сказали, что его будут задерживать в 9 утра 30 октября.

— В протоколе указано, что Ковалёв передал Наумову конверт, в который он даже не посмотрел и положил в нижний ящик стола. После этого они выходили на улицу, что подтверждено видеосъемкой, а затем вернулись в кабинет. Ковалёв забрал свой телефон и ушёл по своим делам. Наумов пошёл в туалет. Когда он вышел из кабинета, то он не запер его на ключ. Рядом сидел мужчина.

— Допрошенный Мельников сказал неправду в суде, заявив что задержали Наумова в кабинете. Фактически он был задержан после того, как вышел из туалета, что подтвердили практически все свидетели. Вещество на руках Наумова обнаружили только после того, как на руки нанесли какой-то препарат.

— У стороны защиты вопросы: где были обнаружены деньги? Пеньков подтвердил, что в среднем ящике, на видео — средний ящик. В протоколе осмотра сделана фотография, где файл виден из нижнего ящика тумбы. Наумов утверждает, что в нижнем ящике стола.

— Показания Ковалёва не могут лечь в основу обвинения Наумова. Он признан виновным в совершении преступления, подписав соглашение о сотрудничестве. В заявлении от 30 октября Ковалёв не вспомнил размер процента, от которого нужно было рассчитать сумму взятки. Вспомнил только размер — 900 тысяч рублей.

Ковалёв сообщил, что примерно в июле или июне Образцов передал оговоренную сумму в размере 400 тысяч рублей Лозовому. И эту сумму Ковалёв передал Наумову. Однако нашло своё подтверждение, что Образцов передал Лозовому 622 или 623 тысячи рублей, а Ковалёв сказал Лозовому, что передал 500 тысяч рулей. Следовательно Ковалёв мог передать или не передать Намову сумму, о которой Лозовой никогда бы и не узнал.

Непонятно, как суд смог рассмотреть уголовное дело в отношении Ковалёва ранее уголовного дела Наумова. Установление квалификации действий Ковалёва можно только после установления квалификации действий Наумова.

Лозовой в суде подтвердил, что Ковалёв его постоянно обманывал, и он допускает, что тот мог передать 50 тысяч рублей вместо 400 тысяч рублей.

— Прокурор правильно указала, что в действиях Образцова есть состав преступления 291.1 УК РФ в части передачи первой части взятки. Он знал, что передача взятки незаконна. Знал, что с него взысканы долги по арендной плате и именно от него исходила инициатива в приобретении участка.

— Согласно записям, Лозовой и Наумов фактически не хотели заниматься данным вопросом. Однако через несколько месяцев Образцов сам появляется и предлагает всё возобновить, а не перестать заниматься преступной деятельностью. Он идёт в УФСБ, приносит деньги и устно сообщает о преступлении, потому что боится, что его могут обмануть.

— Наумов взыскал с Образцова 8 млн рублей по арендной плате и 2 млн с компании ООО «Прометей». Это позволило администрации обратиться в суд о признании Образцова банкротом.

— В акте осмотра выдачи 623 тысяч рублей не переписано, какие именно банкноты были переданы. Кроме Мельникова, деньги никто не видел. Понятые денег не видели, Пеньков тоже. Деньги могли быть подкинуты сотрудниками правоохранительных органов. Это подтверждает тот факт, что деньги были положены в нижний ящик и есть фото в протоколе осмотра, а обнаружены в среднем ящике стола.

— Мельников пояснил, что в КИЗО был паренёк, который сигнализировал о перемещениях Наумова. Когда подзащитный выходил из кабинета дверь была открыта, когда туда заходил оказалась закрыта.

— Данные видеорегистратора, по которым можно было всё это проверить, Мельников изъял у системного администратора КИЗО Дениса Попкова и удалил видео.

— Наумов говорил, что Ковалёв неоднократно к нему приходил и просил простить долги Образцову.

— Заместитель Наумова Анна Русонов и другие свидетели подтвердили, что надлежащего обеспечения у КИЗО не было и спонсорская помощь имела место.

— Заключения эксперта ФСБ допущено с грубейшими многочисленными ошибками.

— Вина Наумова не доказана по пункту “в” части 5 статьи 290 УК РФ. Просим установить оправдательный приговор в виду отсутствия состава преступления и переквалифицировать действия Наумова на часть 1 статью 286 УК РФ — Превышение должностных полномочий с применением части 3 статьи 30 УК РФ.

Просим признать обстоятельства, смягчающие наказание — положительная характеристика и трое малолетних детей.

Преступление совершено по мотиву сострадания. Имела место материально-служебная заинтересованность: деньги Юрий Наумов хотел направить в качестве спонсорской помощи КИЗО.

Доказательства: товарный чек с подписью Наумова. В качестве свидетеля допросили Андрея Лисицкого, который вставил картриджи в принтер, которые ему дал Наумов.

Просим не назначать дополнительных наказаний. Наказание просим ниже низшего, не связанное с лишением свободы.

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store