«Если будет возможность стать губернатором, то я её не упущу». Первое политическое интервью Тараса Хтея для «Белгород №1»

Олимпийский чемпион, заслуженный мастер спорта, призёр Чемпионатов мира и Европы, неоднократный победитель Мировой лиги, обладатель Кубка мира и медали «За заслуги перед Отечеством» II степени, кумир тысяч юных волейболистов и игрок-легенда для Белгородской области. Это всё Тарас Хтей.

С 2013 года он является депутатом горсовета Белгорода, хотя об этом едва ли слышно. А теперь выяснилось, что Хтей идёт в облдуму от «Единой России». Главный редактор «Белгород №1» Владимир Корнев присоединился ко многим, задавшим Хтею один простой вопрос: «Тарас, зачем тебе это?».

Но обо всём по порядку.

Image for post
Image for post

— В начале хотел спросить о вашей текущей жизни. Правильно понимаю, что основная работа — это «Белогорье»?

— Да, сейчас помогаю руководить волейбольным клубом «Белогорье», занимаюсь комплектованием команды. Опираемся на наших молодых воспитанников области. Подбираем легионеров. Пока команда укомплектована на 89 процентов. Также являюсь президентом региональной федерации волейбола, депутатом горсовета Белгорода и вхожу в общественный совет при УМВД.

— Расскажите просто, что такое спортивный директор «Белогорья»?

— Комплектация команды, тренировки, быт, решение вопросов по каждому игроку: учёба, проживание, семьи. Всё, что окружает игрока.

— Люди, которые будут принимать решение, голосовать за вас или нет на выборах в облдуму, наверняка будут ориентироваться и на то, как вы работаете в клубе. Вы согласны, что в последние годы «Белогорье» скорее разочаровывает болельщиков?

— Год назад мы выиграли Кубок ЕКВ. А последний сезон не доиграли из-за пандемии коронавируса [и неясно, как бы он завершился].

Да, три года назад пошли на обновление команды. До этого, когда я ещё был игроком, был определённый костяк. Можно было накинуть двух-трёх легионеров и получалась нормальная играющая команда, которая максимально решает задачи. Но после этого у нас не получилось преемственности.

— Почему? Из-за денег?

— Это одна из причин, да. У нас постоянно идёт урезание бюджета, мы не можем позволить дорогостоящих игроков. Сейчас мы подготавливаем своих игроков в интернатах. В московском «Динамо», новосибирском «Локомотиве», казанском «Зените» бюджеты в три раза выше нашего.

Image for post
Image for post

— Уточним, урезание бюджета произошло от основного спонсора — «Металлоинвеста»?

— Да, везде идёт урезание, экономия.

— Насколько был урезан бюджет?

— Я сейчас не готов говорить, это не моя компетенция.

— Хотя бы примерно в процентах?

— Ну, в половину точно. Но эти вопросы к президенту клуба.

— Кроме денег, что ещё стало причиной спада?

— Пошли на омоложение. В любой сфере надо, чтобы молодой специалист обкатался [прежде чем стал приносить результат]. У нас есть хорошие ребята, на которых мы рассчитываем: Сева Абрамычев, Пашка Тетюхин, сын легендарного Серёжи (Сергея Тетюхина), Косиненко, Захватенков. Есть хорошая молодёжь, но чтобы их поднять, нужно терпение и время.

— Почему в тот момент, когда вы и ещё несколько сильных игроков покинули команду, на смену не пришли сильные легионеры?

— [Из-за денег]. Сейчас топовый игрок за год стоит 500–600 тысяч евро. Это средняя цена. Диагональные игроки — 800 тысяч евро. Это за одного игрока, а на площадке стоят 6–7.

Чтобы побеждать, нужны ещё запасные на каждую позицию. То есть из 14 человек у тебя должно быть десять первоклассных игроков. Сезон длинный, могут быть и травмы. Это спортивный менеджмент, не будем углубляться.

— Ещё один момент — тренеры. Их поменялось тоже очень много за эти годы.

— Хорошее замечание. Да, пытались воспитать своего. Давали шанс и Хамутцких, и Косареву, и Богомолову, и Казакову. Не были тренерами только я и Тетюхин.

Тетюхин отказался, а я ещё не пробовал. Желания, честно говоря, нет. Сергей думал, в один момент был за, потом сборная России предложила ему должность генерального менеджера. И он согласился.

— Что не получилось у Казакова и прочих?

— Их меняли, давали возможность поучиться. У каждого было по два раза, каждый имел два шанса. Но говорят же так: хороший игрок — не значит хороший тренер. Вот что-то не получилось.

— Можно поконкретнее. У многих болельщиков всё равно возникнет вопрос — почему вообще у всех не получилось? Может проблема системнее?

— Многие, кого я перечислил — классные ассистенты. Только закончили играть, но не готовы руководить. По взгляду, по мимике. Нужно уметь общаться, психология. Шипулин видит, что не хватает. Нет готового человека, приходится приглашать. Поверьте, мы хотим хорошего специалиста на долгое время (пока это интервью готовилось, клуб возглавил новый тренер).

— На него есть деньги?

— Да, тренер — не игрок, он столько не получает.

— Можно ли сказать, что Геннадий Шипулин немного в тени, но продолжает полностью руководить командой?

— Конечно, он управляет как президент клуба.

Прошлый тренер Слободан Ковач говорил, что во всех клубах президенты не разбираются в волейболе. Приходишь — он кивает, со всем соглашается: «Как же плохо, когда президент клуба разбирается в волейболе. Приходится с ним спорить, что-то доказывать. Как же неудобно работать».

— Есть мнение и другой стороны, что Шипулин тормозит команду. Он остаётся её лидером и не даёт возможности новым людям, в том числе и вам, проявить инициативу.

— Этот вопрос больше к нему, чем ко мне. Не готов комментировать.

— Вы не можете это комментировать, потому что он президент клуба или ваш тесть?

— Скорее [потому что] президент клуба.

— Насколько это сложно или просто — работать с родственником?

— Здесь родственных связей никаких нет. У меня такое впечатление, что тумаков мне достаётся больше, чем остальные.

— Пару вопросов об арене «Белогорье». Какая ситуация там?

— Всей ситуацией владеет подрядчик — Клет Вадим Михайлович, а мы только контролируем [процесс] как общественная организация.

— Вы в любом случае информированы.

— Да, но я скорее сам проявляю интерес. Последний раз там был со съемочной группой в качестве депутата. Прораб заверил, что всё идет по плану. Как я понял, в декабре 2021 года объект будет сдан. Всё по графику.

— Все ли пожелания клуба учитывались?

— Всё учитывалось, вопрос был лишь в том, что во время проектирования мы упустили высоту разминочного зала. Там высота потолка — 8,5 метра. Это очень низко. Мы просили сделать 12, но всё уже прошло экспертизу, и если бы стали переделывать, то затянулось бы неизвестно на какие сроки. В итоге оставили потолок так.

В тот момент Шипулин получил микроинсульт, из-за этого сбой какой-то произошёл в нашем взаимодействии по проекту.

— Многими арена понимается как сугубо домашний стадион «Белогорья», которая создаётся под клуб. Ну и там ещё под две-три секции и мероприятия.

— Нет, арена как раз создаётся под все виды спорта, под концерты. Даже под цирки, выставки. Волейбол будет просто проводить там игры. Тренироваться там очень дорого, поэтому будем в «Космосе».

— Вы наверняка знаете тему про гаражи, которые находятся рядом с ареной. Их владельцы не понимают до сих пор, что происходит с их собственностью.

— Я не в курсе. Этот вопрос стоит адресовать в департамент строительства.

— Вы как депутат горсовета не обращали на это внимание? И это всё-таки объект, связанный с вами.

— Если на территории нынешних гаражей будет охраняемая парковка, то ничего плохого в этом нет. Если людям дадут какие-то места — тоже. Да нас особо и не подпускают [туда смотреть всё это]. Есть чиновники на местах, которые эти вопросы решают.

— Гаражи ладно, а как же торговый центр «Атлант»? Ведь он явно не вписывается там в будущий облик арены.

— Он мне как человеку не мешает. Но кто-то говорит, что он будет закрывать достопримечательность города.

— Вы так не считаете?

— Я считаю, что раз он стоит и на него какие-то деньги потрачены, то его можно вписать. Но если руководитель области считает, что он мешает и загораживает, наверное, это действительно так.

— Давайте к основной теме. Под вашим видео-приглашением на праймериз, которое вы разместили в инстаграме, кто-то оставил комментарий: «Тарас, зачем тебе эта политика? Шёл бы дальше по спортивной стезе». Это мнение многих.

— Я уже семь лет в горсовете. За это время я вырос, стал более опытным. Моя задача — чётко находить общий язык и с населением, и с властью. Уметь контактировать. Быть коммуникабельным. Решать проблемы населения.

Раньше я шёл по списку на выборы. Сейчас хочу податься как одномандатник. Если я пройду праймериз, то смогу участвовать в выборах от партии «Единая Россия».

Вижу себя активным гражданином. Да и выборы в облдуму происходят раз в пять лет. Я считаю, что я до этого дорос. И не хочу терять ещё пять лет.

Image for post
Image for post

— Вы действительно с 2013 года в горсовете. Можете назвать 3 серьёзные вещи, которые сделали там? Конкретно.

— Помощь людям. Я участвую в жизни города. Поддерживаю население, участвую во всех праздниках, общаюсь с людьми, осуществляю наказы от них. Вы считаете хуже или лучше стало за последнее десятилетие в городе?

— В городе лучше, но я хочу поговорить о вас.

— Мне нужно назвать фамилии тех, кому я помогал?

— Мне кажется, что люди будут ориентироваться на то, что вы сделали в горсовете. Я ни разу не слышал о вас в плане активной работы. Видел, что вы только открывали стадионы.

— А это не работа? Общаться с детьми, студентами. Агитировать их придерживаться здорового образа жизни? Это — работа.

— Но в чём ваше преимущество перед условным [депутатом горсовета от КПРФ] Игорем Цевменко?

— Кто это?

— Это коммунист. Насколько мне известно, он будет идти по вашему одномандатному округу и быть прямым конкурентом.

— Он был в горсовете?

— Да. Странно, что вы не знаете его.

— Цевменко? Я просто не расслышал фамилию.

— Да. Игорь Цевменко.

— Да, Игорь Цевменко — мой коллега.

— Да, ваш коллега от КПРФ. Насколько я понимаю, он пойдёт по вашему округу и у вас будет конкуренция.

— Есть одномандатник Хтей, а есть Цевменко. Пусть люди решают. У каждого есть своя программа, есть время. Надо смотреть не на то, коммунист или единоросс, а какой человек.

Поверьте, я тоже могу сделать многое для города. Не только как оппозиционер — критиковать. Это одно. Можно разобрать человека по партийной принадлежности, а можно разобрать по тем же сделанным им делам. Я не просто ходил и рассказывал сказки.

— Вам обидно получать подобные комментарии в инстаграме, как я привёл?

— Я отношусь нормально к критике. Не стираю, не удаляю. Я буду идти на выборы как личность и не хочу, чтобы оценивали по партийной принадлежности.

— А как это возможно?

— Да, партия — это мой выбор. Я уважаю ту программу, которую партия придерживается, выполняет.

— Были ли в вашем окружении люди, которые сказали: «Тарас, зачем ты это делаешь?»

— Нет, моё близкое окружение знало, что я хочу быть политиком. Даже больше, чем депутатом. Хочу, чтобы меня люди уважали за то, какой я. В партии есть разные люди, которые говорят и не делают, но всех грести под одну гребёнку — неправильно.

— Неужели вас не уважали бы, если бы вы не пошли в политику, а занимались бы всем просто как прославленный авторитетный спортсмен?

— Знаете, у меня был четкий момент, когда я сам захотел вступить в партию. Это было перед Олимпиадой, 2012 год. Я приехал со сборов и захотелось пойти в политику. Тогда тоже какие-то были выборы.

Я читал бюллетени, в том числе и те, которые коммунисты предлагали. Честно, я не люблю коммунистов. Тот строй, который был, меня не устраивает.

Если я вижу, что город развивается, значит мы правильно всё делаем. Да, есть и взятки, и чиновники неблагодарные. Конечно, это неправильно. Таких людей выгоняют из партии. Но вешать ярлыки по партийной принадлежности — неправильно.

— Может вы расскажете какие-то конкретные вещи, которые сделали, всё-таки?

— Я спортивный общественный деятель. Ко мне никто не придет в эти двери (интервью происходило в ДК «Космос») и не скажет, что я что-то не сделал. Мне не за что краснеть. Все те решения, которые я принимал, работают на людей.

Image for post
Image for post

— Вы можете представить себе ситуацию, когда вы проголосуете не так, как скажет партия?

— Да, были случаи, когда я воздержался, были случаи, когда я не голосовал. Это было давно. Но это не глобальные вопросы. Если вы намекаете на пенсионную реформу, то нет, конечно. Я единогласен был с фракцией тогда.

— Как вы считаете, мэра должны выбирать жители города или горсовет?

— В принципе, можно сделать и так, чтобы люди напрямую выбирали. Но это большая нагрузка на бюджет.

— Если не отталкиваться от денег, то вы как считаете?

— И так, и так меня устраивает.

— Вы в 2015 году получили разрешение на строительство ресторана в районе слияния Везёлки и Северского Донца. Тогда люди были против строительства в водоохранной зоне. Что сейчас происходит с этой ситуацией?

— Строимся. Денег нет, но потихоньку строимся. Прокуратура проверила: ни на сантиметр мы не залезли на акваторию, водоохранную зону. Готов показать все документы: всё прозрачно, всё открыто. Но однозначно были нападки. Того же «жёлтого» «Фонаря».

— Что вы имеете в виду?

— На их сайте были нападки, что Хтей за деньги мэрии строит мост за 15 млн рублей. Мол, я договорился, что мост строят к ресторану за счёт бюджетных средств. Но я к этому отношения вообще не имею.

— А это не так?

— Да этот мост вообще будет идти где-то в другой стороне от меня! Под разным соусом всё можно подать. Вы же знаете.

Image for post
Image for post

— За какие законы из тех, что принимала облдума, вы бы не проголосовали?

— Давайте до неё доберёмся, чтобы обсуждать и критиковать. Можно вообще ничего не принимать и не брать на себя ответственность.

— Вопрос простой: были ли законы, за которые вы бы не подняли руку?

— Наверное, за законы, которые ухудшают жизнь жителю Белгородской области. Но есть из непопулярных и такие законы, которые и не принять нельзя. Например, «Белводоканал» и повышение тарифов. Никому ведь не интересно, что сеть изношена.

— Почему она изношена?

— Потому что ею никто не занимался 70 лет. Потому что руки не доходили. Бюджета не было.

— Кто в этом виноват?

— Наверное, все мы. Люди. Может быть и власть. Надо идти в Гаагу, чтобы разобраться, а помочь надо сейчас.

Я такой человек: лучше я сейчас буду платить, а не мои дети. Я не разбираюсь, чья это проблема, властей или не властей. Ситуация сейчас такая — что когда рванёт, мало никому не покажется.

— Я пока вообще не заметил у вас критического мышления по отношению к власти. Вы согласны со всем. Вы не против всего, что принимает ваша партия и вы хотите продолжить быть почётным гостем на открытии стадионов, общаться с молодёжью и вести общественную социальную работу. Я правильно понимаю вашу точку зрения?

— Да нет. Я всегда буду активным политиком с активной точкой зрения, высказываться, говорить.

— Я пообщался с двумя депутатами горсовета. За 8 лет они помнят только один раз, когда вы подняли руку, чтобы задать вопрос. Это касалось арены «Белогорье». Они не правы?

— Нет. Это просто один из последних вопросов, которые я задавал в горсовете. Странно, что они не помнят ничего другого. К тому же обычно все решения обсуждаются на комиссиях, которые идут по три часа. И только потом идёт сама сессия.

— Но начальники МВД, например, приходят на сессию, а не на комиссию. А к полиции по идее всегда должны быть вопросы у депутатов. И это только один пример.

— Есть вопросы, а есть приглашённые лица. Работа кипит у нас на комиссиях. Ребята говорят о сессиях, там вопросов действительно меньше. Там, как правило, вопросы задают одни коммунисты.

— А почему так? Неужели у вас не возникают вопросы к тем же начальникам МВД?

— Я в общественном совете УМВД состою и слушаю по три раза одно и тоже. Я участвую, задаю вопросы, мне интересно.

Я вижу, каких вы взглядов и как вы общаетесь. Поверьте, у меня большой опыт общения с журналистами. Но мне придётся общаться с вами, другими людьми.

А коммунистам нужно постоянно обсуждать и критиковать власть. Это их партийная тема.

— Коммунистов в горсовете по пальцам одной руки, а вас — во много раз больше.

— Они только критикуют и ничего не предлагают. Что они предложили за последнее время? Я вижу, что мой город Белгород процветает. Есть дороги, есть прекрасный аэропорт, есть безопасность.

Они в других регионах были, эти ребята? Да у нас всё здорово! Программы реализуются, газ есть. Но никому ничего не нравится.

Сделаешь что-то хорошее — критики всегда найдутся. Найдётся шайка-лейка, которая будет тебя поливать. Как «жёлтый» «Фонарь».

— То есть оппозиция вообще не должна существовать?

— Смотрите, расскажу свой пример. Привёз олимпийскую медаль, прославил страну, город, мне выделили участок земли под какой-то бизнес. Я построил ресторан. Заслужил. 23 года отдал спорту, перенёс семь операций, кучу всего. На заброшенной и никому не нужной территории начал делать дело. И сколько доброжелателей?

— В этом то и дело. Это мой главный вопрос: вы кумир многих, прославленный спортсмен, мне нравилась ваша игра, миллионам она импонирует. Так зачем вам политика?

— Мне интересно. Всегда этого хотелось в душе. И всегда были политические амбиции.

— Может, вы и губернатором хотите стать?

— Если будет такая возможность, то я её не упущу. А почему нет?

От «Белгород №1»: в начале интервью мы пообещали Хтею, что дадим ссылку на него в праймериз «Единой России». По процедуре кандидат должен победить во внутрипартийном голосовании, чтобы отобраться на основные выборы.

Выполняем обещание. Если после чтения материала вы захотите проголосовать за Тараса — велкам по ссылке.

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store