«Домашнее насилие — как ДТП». История врача-гинеколога Алёны Коваленко

После убийства беременной на Славянской (во дворе задержали выпрыгнувшего из окна мужа, а в его квартире нашли тело жены) в редакцию обратилась белгородка Алёна Коваленко.

По словам женщины, недавно она оказалась в такой же ситуации. С той лишь разницей, что выжила. Алёна захотела поделиться с подписчиками «Белгород №1» своим опытом, а главное — рассказать, какую помощь может получить женщина, сбежавшая от насильника. Спойлер: никакую.

Записала рассказ Алёны журналист «Белгород №1» Юлия Тимофеенко.

Всё случилось в день рождения Алёны — 12 декабря. Они с семьёй отмечали праздник в боулинге в «Мега Гринне». Всё было спокойно до одной смски — поздравления от коллеги Алёны (она работает гинекологом в платной клинике), которое появилось на экране блокировки её телефона.

— У мужа случился приступ ревности, он стал кричать и буйно себя вести, — вспоминает женщина. — Мы думали поорёт, успокоится. Приедем домой, всё уляжется. Но дома муж ещё раз выпил, и сцена ревности продолжилась. Но вёл он себя намного агрессивнее. Разбил об стенку мой телефон. Подвесил меня за горло и бил об стену со словами: «Мне за тебя пять лет дадут. Я отсижу и выйду». Человек осознавал всё.

Я потеряла сознание, но пришла в себя от его ударов. Сын кидал в мужа мандаринами, чтобы он прекратил. В какой-то момент муж отвлёкся, и я смогла вырваться. Схватила сына и побежала. Было 11 часов ночи.

Алёна Коваленко

Мы выбежали на улицу, бежали по гололеду дворами, прячась и боясь, что он нас догонит. Той ночью был сильнейший гололёд, чудом не упали. Остановили проезжающую машину, водитель согласился довезти нас до дома моей мамы. Он же дал свой телефон, чтобы я ей позвонила. Спасибо ему большое.

Всю ночь мы пытались с сыном уснуть. Знаете, я тогда больше думала не о себе, а о том, что уже поздно и сыну нужно спать. А надо было сразу вызвать скорую, я себя очень плохо чувствовала.

На следующее утро я отправилась в травмпункт. Очереди в тот день были огромные, после сильного гололёда… И я с опухшей головой. Я не знаю, как просидела там часов пять. В итоге — сотрясение головного мозга, а ещё повреждение зрительного нерва от ударов. Упало зрение, глаза видят сильно по-разному, это очень мешает.

В тот же день я написала заявление в полицию на своего мужа. Я не знаю, что за всё это время — прошло больше месяца — делали сотрудники полиции, чтобы обезопасить меня. Никаких мер к нему не приняли, только всё время спрашивали: «Не хотите забрать заявление?». Нет закона, который бы защищал женщин. И организаций, который бы помогали женщине. Нет ни убежища, ни помощи психолога, ни помощи юриста, ничего.

Я через своих друзей и знакомых нашла психолога, юриста. К счастью, у меня была финансовая подушка безопасности, но что делать другим женщинам, сбежавшим без денег, документов, которые остались одни в городе? Когда женщина в таком стрессе, ей крайне тяжело самой подать на развод, найти съёмную квартиру и решать какие-либо вопросы. У меня до сих пор перед глазами всплывают картинки той ночи.

В Белгородской области нет условий для женщин, оказавшихся в такой ситуации. Только упрёки: «Сама виновата». Но от этого никто не застрахован. Домашнее насилие — это как ДТП. Туда можно попасть даже с высшим образованием и уважаемой профессией.

Чтобы завели дело у женщины должны быть такие травмы, после которых ей будет уже всё равно, что случится с агрессором. Это социальная проблема, и она требует решения вместе с органами власти, полиции и на законодательном уровне.

Мы обращаемся к руководству УМВД по Белгородской области с просьбой взять на контроль дело Алёны. Все данные мы готовы передать.

А с вами случалось подобное? Присылайте свои истории нам на почту belgorodn1@gmail.com (можно анонимно) — мы соберём большой материал о жертвах домашнего насилия.

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store