«Почему мы должны напоминать, что мы есть?». Родители детей с аутизмом рассказали «Белгород №1» о безразличии белгородских властей

В редакцию «Белгород №1» обратились несколько родителей детей с расстройством аутистического спектра. Мамы возмущены тем, что за четыре года работы проекта ресурсных классов в школах, департамент образования не взял его под свой контроль — и не реагирует на просьбы родителей.

Детей с РАС становится больше, а педагогов, которые могут с ними работать, и специальных классов не хватает. Помещения, которые выделяют школы под ресурсные классы, приходится ремонтировать за счёт пенсий детей-инвалидов, оборудования также не хватает, говорят наши собеседники.

«Белгород №1» рассказывает, что волнует мам и представителей фонда «Выход в Белгороде», создавших этот проект в регионе. Мы призываем руководителей департаментов образования и здравоохранения обратить внимание на проблемы героев текста.

Руководство школы №43 выделило кабинет под ресурсный класс. Ремонтировать его пришлось родителям и педагогам

В 2014 году благотворительный фонд «Выход в Белгороде» вместе с департаментом образования региона запустили проект «Ресурсный класс» для детей с аутизмом. Пилотной стала школа-интернат №23. Проект лично поддержал губернатор Евгений Савченко.

Ранее в Белгородской области программ и специалистов для обучения таких детей не было, поэтому ребятам приходилось учиться на дому или в коррекционных учреждениях. Хотя, по статистике, 80 процентов детей с РАС могут учиться в обычных школах, а общение со сверстниками помогает им лучше социализироваться.

Но в регионе не было необходимой базы для этого, поэтому фонд придумал проект «Ресурсный класс». Его целями было подготовить тьюторов-педагогов, у которых есть знания и навыки по работе с детьми с РАС (один тьютор занимается с одним ребёнком), и супервизоров — специалистов, которые будут оценивать качество работы тьюторов и разрешать конфликты. Главной миссией было распространить проект по всей области.

Первый год работы стоил 3 860 000 рублей, чуть меньше половины оплачивал фонд — 1 827 570 рублей.

За это время в области появилось 19 ресурсных классов в пяти городах: Белгороде, Старом Осколе, Губкине, Шебекино и Валуйках. Сейчас, по словам родителей и представителей фонда, этого сильно не хватает.

Екатерина Шульгина, мама ребёнка с РАС:

«За четыре года мы надеялись, что проект «Ресурсный класс» при поддержке фонда «Выход» в Белгороде и властей станет государственной моделью. Но наши ожидания находятся в зависшем состоянии.

Сейчас не налажена ни супервизия, ни кураторство на площадках. Государство почему-то не вводит их как должности в систему образования. Оплачивается труд этих специалистов из фонда «Выход». Деньги благотворителей идут и на обучение специалистов по прикладному анализу поведения детей.

В этом году наши дети ущемлены в правах: отведённые кабинеты под ресурсные классы не подготовлены. Дети-инвалиды с РАС, которые учатся в школе №43, вместо того, чтобы заниматься в подготовленных классах, отсиживаются в сенсорных комнатах. К новому учебному году нам выделили помещение под ресурсный класс, но ремонтом пришлось заниматься самим родителям и педагогам. Деньги на него пошли за счёт пенсий детей-инвалидов. Изначально не было даже парт и столов, сейчас нам их выделили.

То, что сейчас происходит в ресурсных классах, — это прямое нарушение прав детей-инвалидов. Нет заинтересованности и желания у тех, кто должен этим заниматься, хотя это их прямая обязанность.

Почему мы должны постоянно напоминать, что мы есть, что мы хотим, чтобы наши дети жили, учились, развивались? Эти права регламентированы законодательством России и международной конвенцией по правам детей и инвалидов! Почему к детям такое брезгливое отношение?»

Ещё одна мама — Анастасия — рассказала, в каком состоянии были ресурсные классы ко Дню знаний.

«К сожалению, для нас сложилась критическая ситуация: 1 сентября открылись новые ресурсные классы, но их качество оставляет желать лучшего! Классы до сих пор не оснащены необходимым инвентарем.

Основной проблемой является отсутствие наставников (кураторов) и супервизора на всех площадках. Причиной этому является то, что департамент образования не хочет выделять ставки этим специалистам! Наличие куратора и супервизора для ресурсного класса необходимо для качественной и правильной работы.

Детей с РАС становится всё больше, а открытие ресурсных классов и групп почему-то происходит очень медленно и некачественно».

Президент фонда «Выход в Белгороде» Наталья Злобина рассказала, что в области уже создано 19 площадок в пяти городах, но этого недостаточно: ресурсные классы должны быть в каждой школе, а сделать это можно только силами департамента образования.

Ресурсный класс. Фото Владислав Кобец, фонд «Выход»

«Наш фонд инициировал этот проект, чтобы потом его подхватили власти и дальше развивали, как в Воронежской области, например. В школе №43 в Белгороде есть три ресурсных класса и одна группа — и это абсолютное нарушение принципов инклюзивности: нельзя стольких детей сосредотачивать в одной школе.

Нам говорят, что в других школах нет места. Но как так? Эта проблема касается не только детей с аутизмом. В области около 10 тысяч детей, у которых есть интеллектуальная инвалидность, гиперактивность, нарушение речи, которым тоже нужна помощь. Дети должны учиться со своими сверстниками.

На третьем году проекта я думала, что проблема будет замечена: департаменты станут планировать ресурсы, но этого не видно.

Только в начале сентября наш фонд обучил базовому курсу по прикладному анализу поведения детей 60 педагогов за 400 тысяч рублей. Благодаря фонду «Поколение» на десяти площадках есть спецоборудование, мы обучили учителей, супервизоров, а наставников нет. Вклад фонда в создание системы помощи людям с аутизмом в регионе составил 16 млн рублей.

В ноябре заканчивается проект департамента образования, и наш фонд настаивает, чтобы этот проект был переформатирован и реализовывался должным образом.

Мы помогали проекту на старте в надежде, что департамент его подхватит. Ведь эти дети могут быть полезны государству, они могут работать! Если сейчас им не помочь, то они отправятся в ПНИ (психоневрологический интернат — прим. ред.) и станут иждивенцами у государства. Но какое государство выдержит столько людей?».

В конце текста мы попытались сформулировать основные претензии и просьбы родителей детей с РАС:

1. Классы оказались не готовы к урокам, ремонт делали педагоги вместе с родителями за свои деньги;
2. Особенных детей много, а ресурсных классов и педагогов, которые могли бы с ними работать, по-прежнему мало. Хотя прошло четыре года;
3. Дети с РАС не должны быть сосредоточены только в одной школе — это нарушение принципа инклюзии;
4. Департамент образования должен взять под свой контроль проект ресурсных классов, который инициировал фонд «Выход в Белгороде»;
5. Дети с РАС и другими особенностями развития могут быть полезны обществу, но нужно с ними заниматься. Этого происходит мало.

«Белгород №1» обратился за комментарием в региональный департамент образования, но оперативно получить его не удалось.

Если вы считаете важным освещение таких историй и хотите поддержать работу «Белгород №1» — подпишитесь на ежемесячные донаты нашей редакции на сумму, которую пожелаете нужной: https://boosty.to/belgorod01

Спасибо!

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store