Белгородский «Омбудсмен полиции». Вадим Сторчак 6 лет был в органах, а теперь защищает бывших коллег от беспредела

В марте 2019 года «ВКонтакте» появилась группа «Опполиция Белгорода». В ней стали публиковать инсайды о работе местного УВД, фотографии скрытой стороны работы сотрудников, документы внутреннего пользования и критику действующей системы.

«Белгород №1» узнал, что создателем и автором постов сообщества является бывший старший уполномоченный УВД Белгорода, 30-летний Вадим Сторчак. Он несколько лет был участковым уполномоченным, а затем уволился и открыл свою юридическую компанию, которая теперь, в том числе защищает рядовых сотрудников полиции от беспредела. Главный редактор «Белгород №1» Владимир Корнев встретился со Сторчаком — так произошёл, возможно, самый откровенный разговор о правоохранительных органах Белгорода за их новейшую историю.

Image for post
Image for post
Вадим Сторчак

Как вы пришли в правоохранительные органы?

Это было 22 августа 2013 года. В органах я хотел служить с детства, так как работа моего отца (он был оперуполномоченным) внушала мне некий энтузиазм. Закончил я университет в 2011 году и пошёл служить в армию. После армии хотел устроиться в Федеральную службу контроля за оборотом наркотических средств (ФСКН), но когда я туда пришёл, мне сотрудник кадров сказал, что мест нет, и меня возьмут в резерв. На следующий день мне позвонили с кадров и сказали, что со мной хочет пообщаться один из начальников отдела наркоконтроля по поводу моего желания работать. Когда я к нему пришел, он предложил мне присутствовать во время работы оперативников, при этом быть понятым. Я согласился.

Почему ФСКН?

На мой взгляд, работа нужная и интересная.

Это что-то личное? Вам хотелось именно с наркоманией работать?

Когда я ещё учился в университете, то проходил стажировку в данных структурах. Мне именно это направление нравилось, было интересно. Тем более, я наркоманов не перевариваю, считаю, что это — одна из больших проблем государства, с которой нужно бороться.

Специализация в университете какая у вас была?

Уголовная. В ФСКН у меня не было специализации. Меня приглашали в качестве понятого вместе с оперативниками. Спустя примерно 8 месяцев я понял, что работать я здесь не буду. При вопросе начальнику отдела «Когда со мной заключат трудовой договор?», мне отвечали, что нужно еще подождать.

После этого я пошёл в УВД России по Белгороду (мне было 24 года). На КПП мне сказали: «Мест нет». Я говорю: «Слушайте, ну вы же не сотрудник кадров, дайте хоть с кадрами пообщаться». Меня пропустили. От кадровика первый вопрос, который я услышал: «А вы с улицы или от кого-то»? Я говорю: «Я ни от кого… Получается с улицы, но хотелось бы работать». Мне сказали, что мест нет. Тогда я пошёл к начальнику кадров и пояснил, что хочу работать в органах — и не услышал от него, что мест нет. Он повёл меня к тому же сотруднику кадров и сказал: «Занимайтесь».

Что было дальше?

Сотрудник кадров мне выдал пакет документов для заполнения, направления на медицинскую комиссию и два поручительства. Их я должен был подписать у кого-то, кто за меня поручится, что я ответственный работник. Как ни странно, я нашёл таких людей. После оформления документов, подписания поручительств и прохождения медицинской комиссии меня поставили на должность стажёра в службу уголовного розыска второго отдела полиции.

Image for post
Image for post

Что входило в ваши обязанности? Как проходил день обычно?

Приходил на работу с самого утра. Была планёрка: ставили задачи, распределяли обязанности. Меня прикрепили к району «Черёмухи» (улицы Садовая, Некрасова). Я находился целый день (а то и ночь) с операми и наблюдал за их деятельностью. В первые дни стажировки не особо понимал, как им удаётся раскрывать преступления и находить общий язык с бандитами.

Чем вы занимались?

Работали по преступлениям с подучётными элементами, и всякого рода работа, которую по закону я не могу вам описать. Спустя пару месяцев я уже понимал, что к чему, как и что нужно делать.

За эти два месяца не было разочарования? Вы не хотели уйти?

За время работы у меня возникла проблема с допуском к «секретке» (доступ к секретной информации). Я не местный, а это значит, что допуск к «секретке» делается ни один, ни два и даже ни три месяца. [Получается, что] меня надо ставить на должность, а допуска нет.

В итоге начальник отдела убедил перевестись на службу уполномоченного участкового, так как у меня нет допуска, а когда «секретка» придёт, пообещал вернуть назад в уголовный розыск. Для меня это было первое разочарование, потому что когда пришла «секретка», я подошёл к начальнику отдела полиции, но он сказал: «Иди работай дальше, как работал».

Это потому что вы плохо работали, или потому что им было плевать?

Я считаю, что было плевать. Потому что когда я начал говорить, что «мы с вами договаривались, я вам верил» мне ответили, что «зря ты мне верил, не надо было этого делать».

Что вообще такое — быть участковым в Белгороде?

Участковый — это непосредственно тот сотрудник, который работает с населением. Всё, что происходит в городе — на 80% это работа для участкового.

Повредили машину? С окна что-то упало на прохожих? Шумят или ссора с соседями? Не поделили участок? Укусила собака? Драки, проверка владельцев оружия, подучётного элемента и многое-многое другое — это всё работа для участкового. Участковый — один из самых низших сотрудников структуры УМВД.

В 2014 году вышел министерский приказ, согласно которому сотрудникам уголовного розыска материалы (заявления граждан) не отписываются. Заявления о преступлениях, если не возбудили уголовное дело в одни сутки, теперь отписываются участковому. Участковый получает с утра примерно по 7–8 материалов. А после выходных и все 10–12. Это не считая, что он может ещё получить дополнительные материалы, так называемые «прокурорские отмены», по которым нужно тоже работать, так как это заявления граждан.

Первоначальный сбор материала делает участковый. У каждого материала своя история. Например, на Новый год дома сидели выпивали с друзьями, на утро проснулись — нет ноутбука или телефона — это работа для участкового. Сбор материала, чтобы потом передать начальнику для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Бывают такие ситуации, когда участковый нарабатывает материал, работает, назначает экспертизы, опрашивает людей, запросы, справки и так далее, а сотрудники уголовного розыска уже установили и нашли человека, который украл ноутбук или телефон, взяли у него «Протокол явки с повинной» и ждут, пока участковый доработает материал и передаст его в следствие для возбуждения уголовного дела «глухарём». Когда это происходит, то опера подходят к следователю, у которого этот «глухарь», и отдают протокол явки с повинной. Молодцы, преступление раскрыто, и по положительным показателям это числится за операми. А то, что участковые нарабатывали материал 10–30 суток, это так… Пыль.

Image for post
Image for post
Вадим Сторчак

Получается, участковый всё время занят и не может заниматься качественным расследованием?

Качество? Когда человек получает по 7–8 материалов сутки, о качестве не может быть и речи. Получить 3–4 материала с утра — это за радость. По 7–8 — какое качество? Кроме этого, участковый приходит на планёрку с утра, и ему ставятся определённые задачи. Начальству абсолютно всё равно, что у тебя куча материалов: его интересуют только протоколы, раскрытие преступлений, проверка подучётного элемента, закрытые сроки и «охотники» — проверка лиц, которые легально владеют оружием.

Каждое утро одно и тоже — человек идёт на работу как на каторгу. С утра ставятся определённые задачи: например, с вас сегодня четыре протокола, пять «охотников», проверка подучётного элемента, рапорта по профилактике. Когда я работал, ставили ещё задачи по добровольному дактилоскопированию — одну-две дактилокарты принести. И это за сутки.

А если не принесёте пять «охотников» за день?

Когда я работал, вечерняя планёрка была в 8 вечера. Если ты не принесешь то, что тебе говорили с утра, то начинают рассказывать, какой ты нехороший человек на повышенном тоне, а то ещё и с употреблением мата. Обычно отправляют на доработку — «Идите дорабатывать, сбор в 23:00».

В 8 утра идёт так называемое селекторное совещание. В нём принимает участие начальник территориального отдела полиции и начальники подразделений: начальники следствия, дознания, уголовного розыска, участковых, ПДН и следственно-оперативная группа в полном составе, которая заступает на сутки и уходит с прошлых.

Селектор — это совещание, которое проходит в онлайне с другими отделами полиции и УВД по Белгороду. Дежурный УВД докладывает, что произошло за сутки, и начальник УВД задаёт вопросы по селектору начальникам отделов полиции, кто и что по материалам сделал.

Совершили, например, преступление — угон машины. Начальник УВД задаёт вопрос: «Что сделано по этому?». Если, на его взгляд, будет недостаточно сделано и отработано, то естественно, пойдёте дорабатывать. И те сотрудники, которые не спали всю ночь — продолжают работать. Помню, один раз на приёме-сдаче дежурства, одна следователь от переутомления потеряла сознание и упала в обморок. Ей тогда, если не ошибаюсь, вызывали скорую помощь.

После селекторного совещания начальник отдела начальникам подразделений ставит задачи. После этого начинается планёрка участковых — в девять утра. Участковым-уполномоченным ставятся задачи — к примеру, три протокола сегодня сдать, «охотников», дактилокарты и так далее.

Если ты не вытягиваешь месячный показатель, могут и шесть, и восемь [протоколов] зарядить. У нас, помню, было такое, что никто не вытягивал показатель, и сказали — с каждого по 10 протоколов, желательно, со 100% их оплатой.

Помимо этих задач у участкового на руках ещё пачка заявлений, по которым нужно работать. Потому что люди звонят, спрашивают: «А что там по моему заявлению?». И участковому нужно что-то отвечать. К примеру, шумят соседи — он идёт проводить работы с соседями, а это время. Помимо этого, ему ещё надо составить протокол.

Плюс ко всему, нужно подписать сроки по материалам проверки — у них есть свои процессуальные сроки: если не углубляться в тонкости, то это десять суток на проверку. За эти десять суток участковый должен полностью собрать материал и принести руководителю на подпись. В процессе подписания начальника может что-то не устроить. Он говорит: «Иди дорабатывай». Просрочка срока — взыскание. Кстати, таким образом начальник может тебя подставить.

Сборы по доработкам бывают и в десять, и в одиннадцать вечера. Например, у нас был план —20 протоколов в месяц. Вот, что хочешь делай, но ты должен принести двадцать протоколов в месяц. Вот почему сотрудники полиции такие на взгляд людей бездушные и не понимают некоторые проблемы и извинения людей, когда на них пишут протоколы.

Если не принесёшь, могут уволить?

Нет, за это не уволят. Потому что официально палочной системы в МВД нет.

Но говорят, что она и неофициально уходит. Может, в других подразделениях так и есть?

Ну, например, следствие — одно уголовное дело следователь должен направить в суд. Дознаватель — два дела. Оперуполномоченный — от трёх раскрытых преступлений в месяц. Сотрудники по делам несовершеннолетних — одну семью на учёт в месяц.

Какая зарплата у участкового?

В зависимости от звания и выслуги, примерно 35 000 рублей.

Сколько у вас была?

У меня была 33–34 тысячи.

Вы работали участковым до конца своей службы?

Да, в 2016 году я стал старшим участковым. Обслуживал территорию выше Студенческой, Садовая, 116 Г, 118 и дома в округе.

Image for post
Image for post
Отдел полиции №2 УВД Белгорода на Садовой

Сколько участковых на город вообще приходится?

По штату примерно 100 человек, а сколько работает реально, не могу сказать.

Вообще, когда я работал, был приказ МВД о деятельности участковых. Сейчас он по-другому называется. С марта 2019 года — 205-й приказ МВД. Сначала было не более трёх тысяч человек на одного участкового. Хотя, по факту, у нас была территория примерно до восьми тысяч человек на участкового. С 2016 года в данный приказ законодатель внёс изменения по поводу численности населения — стало на усмотрение руководства. У нас на участковом пункте полиции постоянно нехватка кадров была.

При том, что тогда вам сказали, что нет мест?

Все места держатся под выпускников Белгородского юридического института МВД — потому что они обязаны их трудоустроить. Мне говорили, что есть негласное правило: «С гражданки не брать». Потому что надо как-то сотрудников БЮИ трудоустраивать, и для них должны быть места всегда.

Можете вспомнить ситуацию, когда вы могли помочь человеку— но не сделали это из-за того, что тупо не было времени или желания?

Вспоминается мне одна ситуация, когда я шёл пешком по участку, и тут ко мне обратился ребёнок, мальчик лет 10–12— помогите мне найти мой телефон, я его потерял и боюсь, что мне от родителей «прилетит». Смотрел на меня таким детским наивным взглядом, с верой в то, что я ему помогу 100 процентов.

Но я посмотрел на него равнодушным взглядом, сделал вид, что поискал, и сказал, что «мне нужно срочно идти, попробуй ещё сам поищи» и ушёл. Мне до сих пор стыдно за такое. Данную ситуацию я вспоминаю по сей день и сожалею о том, что случилось.

Реально ничего не успеваешь. Если на планёрке сидит 14 человек, а по штату — 33, что тут можно успеть. Я не говорю о том, если человек официально заболел. У меня были ситуации, когда я был на участковом пункте полиции на Чумичова, а рядом с моим пунктом граничит участковый пункт полиции на Ломоносова, 5. Нас двое человек было на пункте, и нам ещё материалы с этого пункта полиции отписывали. Потому что там никого не было. Это было, когда один на пенсию ушёл, другой перевёлся в Петропавловск-Камчатский, а третий ушёл на больничный. И как-то так работали.

И кто во всём этом виноват? Система? Или [Евгений] Гаенко условный, который был при вас начальником УВД города?

Не зря есть поговорка «Рыба с головы гниёт». Какое наплевательское отношение к личному составу со стороны руководства, такое и к населению.

Это вы про Гаенко или про [бывшего начальника УМВД по Белгородской области Виктора] Пестерева?

Про всю систему в общем. Когда у человека начинается профессиональная деформация личности, кого в этом винить, я не знаю. Про Гаенко: когда он пришёл, стало намного хуже работать. Намного. У него было негласное указание: «Ниже строгого выговора никому не давать». А строгий выговор — это минус 7 тысяч зарплаты.

Для рядовых сотрудников должно быть материальное обеспечение: бумага, служебный транспорт, бензин, оргтехника, картриджы, средства связи, базы на компьютерах на пунктах полиции — чтоб не звонить никуда. А на деле, чтобы пробить человека, тебе надо позвонить дежурному в отдел полиции. Если дежурный свободен, тогда он может посмотреть тебе человека — в розыске он или нет. Либо ты звонишь инспектору по разбору, у которого и так десять человек доставленных.

И обычно это происходит так. Инспектор по разбору говорит: «У меня 20 человек доставили, мне некогда». Дежурный: «У меня три вызова висит, я не знаю, кого отправлять — все заняты, позвони потом». То есть, обеспечения никакого.

У меня служебного транспорта не было, ездили на своих личных автомобилях. Бензин нам не возмещали, мы сами за свой счёт заправлялись. Бумагу за свой счёт. Это по мелочам, но это наши деньги из зарплаты. Какого нибудь бомжа на улице поймал, который в розыске по преступлению, а от него разит за километр — дежурные машины заняты, приходится вести его на своей.

Когда вы напомнили про Пестерева, то мне сразу вспомнилась абсурдная ситуация. Сотрудники ППС задержали гражданина за мелкое хулиганство (20.1 КоАП РФ). Начали на него составлять протокол. Это всё происходило в «Стакане» (полицейский пункт формата будки) около ж/д вокзала. Во время составления протокола подошёл друг гражданина и предложил взятку — 100 000 рублей. Сотрудники отказались и доложили об этом начальству. В итоге, на всеобщем построении, которое проходило с задней стороны Диорамы, данным сотрудникам Пестерев вручил премии — внимание — по 3 000 рублей. Смеялись все.

Кроме строгих выговоров что ещё изменилось с приходом Гаенко?

До прихода Гаенко и так личного времени не было. А когда он пришёл — стало еще хуже. Постоянные сборы, тревоги, совещания, отработки каждую пятницу, которые после него как за привычку у руководства остались по сей день. Отработки в ночь, много ненужной бюрократии, дактокарты — именно по его инициативе начали их требовать.

Также он разрывал у людей отпуска. Основной и дополнительный (за выслугу лет от пяти до 15 дней) отпуска до него были одним. С его приходом он многим дополнительные отпуска не подписывал, говорил брать отдельно, отгулы вообще не подписывал. Чтобы отпустили в отпуск, каждый рапорт нужно было подписать у 12 сотрудников. И только после того, как ты подпишешь у них, несёшь его на подпись Гаенко.

Image for post
Image for post

Поощрений никаких, одни взыскания. Некоторые тревоги были спонтанными, из-за слабых показателей в отделе. Например, в 5 утра. А если ты ещё и в три–четыре ночи пришёл домой с отработки — это вообще шик.

Отработки — это тренировки?

Нет. Это собирается личный состав, например, в рейд, патрулирование. И начинается проверка подучётного элемента, оружия, протоколы. Сбор в восемь вечера, отработка до часа ночи. При этом нормальные люди отдыхают вечером, как проверить у них оружие? Кто делает это в десять вечера? Нормально, если я к вам зайду с проверкой оружия в 22:00? Думаю, нет.

А почему вы оставались на работе? С такими условиями, зарплатой, что двигало вами?

Там большинство сотрудников, которые пришли с БЮИ. По закону, сотруднику полиции, когда он только выпустился с БЮИ и пришёл работать в отдел полиции, нужно отработать 5 лет. Иначе, в случае его увольнения, он будет должен государству примерно 250 тысяч рублей. На моей памяти один сотрудник не выдержал и уволился. Сказал: «Буду потихоньку платить».

Более того, когда человек ничего не умеет кроме того, как писать протоколы, раскрывать преступления и исполнять материалы, вопрос ставится такой: «Куда он пойдёт»? В структуре МВД тебе внушают: «Уволишься и куда пойдёшь? Ты же через полгода восстановишься». Как ни странно, это работает. Реальные случаи: человек два года после увольнения ищет работу, а потом идёт восстанавливаться, потому что ничего больше не умеет.

Сотрудники обижаются, когда их называют «ментами»?

(Смеётся). Нет. Я думаю, что нет.

А «мусорами»?

(Сильно смеётся). Знаете, когда вы заходите, например, в кабинет следователя или оперуполномоченного, и у него играет какая-нибудь «Воровайка» или «Хоп, мусорок» — я не думаю, что он в обиде.

Иронично воспринимают?

Конечно. Но в зависимости от ситуации. Сотрудники полиции — тоже люди, у них есть эмоции. Если человека целенаправленно провоцировать, то нервы могут и сдать.

Самый запомнившийся вам момент, связанный с коррупцией в УВД?

Это был 2016 год, День полиции. У нас было предпраздничное настроение, куда-то собирались, обговаривали это всё — столики заказаны. И нам сообщают, что с нашего отдела задержали сотрудника со взяткой. И праздничное настроение испортилось. Это означает, что сейчас начнутся сборы, профилактика, работа с психологом и так далее.

Сотрудник — ваш знакомый?

Мы вместе работали. Один из опытнейших сотрудников уголовного розыска, который знал свою работу от и до.

Какой самый нелепый строгий выговор получали вы или ваши коллеги?

Дежурная часть устроена так, что когда человек звонит «02» — этот вызов принимают операторы, которые сидят и смотрят по совершенному преступлению, чья это территория. Далее они звонят в территориальный отдел. Дежурный начинает собирать следственно-оперативную группу на вызов. Например, это случилось в девять утра — все на планёрках. Водитель новой смены поехал заправляться на гаражи УМВД (район «Водстроя»), берёт путевые листы, стоит в пробках — группа его ждёт. Бывает, что у дежурного следователя в это время важный человек пришёл по уголовному делу (например, свидетель). Он может сказать: «Я не поеду», и будет сидеть его допрашивать. Или дознаватель, пока допросит кого-то.

Пока дежурный водитель едет в отдел, бывают ситуации, когда дежурный позвонит водителю и скажет заехать за экспертом на Губкина, 11. Пока тот заберёт этого эксперта, пока заедет за кинологом с собакой на Молодёжной, 1 А, пока вернётся за группой, на Садовой, 116 Г. Когда группа приезжает, заявитель задаёт вопрос: «Почему так долго»?

Один водитель едет по разным точкам города и собирает группу?

Предположим, вызов в девять утра, планёрка в восемь. В полдевятого водители едут в гараж УМВД: получать путёвки и заправляться. Если звонков нет, он едет в отдел, а если вызов — он стоит в пробке. Пока заберёт группу и доедет, человек начнёт спрашивать, почему так долго. Если он войдёт в ситуацию, то хорошо, если нет — пожалуется. Вот он — нелепый выговор: дежурному сделали выговор за то, что он несвоевременно направил группу, хотя, всё было своевременно. Таких ситуаций — миллион.

Вы сказали, что хотели попасть в ФСКН. Насколько серьёзная проблема с наркоманией в Белгороде? Насколько часто задерживают закладчиков?

Проблема не в закладчиках. Проблему нужно искать на границах при ввозе наркотиков в страну. А с закладчиками бывали разные ситуации: например, студента третьего курса БГТУ задержали и обнаружили достаточно крупный по весу размер закладок. Я подошел к сотрудникам, поздоровался и увидел, как молодой человек сидит в служебной машине в наручниках, и говорит: «Мужики, когда я уже домой пойду, мне надо собаку выгуливать»?

Я подумал, неужели ты не понимаешь, во что ввязался: сбыт в крупном размере — это от десяти лет тюрьмы. Я не стал уже отвечать на его вопрос. И никто не стал. Люди не понимают, насколько это наказуемо. В некоторых случаях санкции равны чуть ли не убийству. Закладчиков много. Даже мне приходило сообщение во «ВКонтакте»: «Лёгкий заработок от 50 000 рублей в неделю». Я сразу блокирую таких.

И всё-таки как часто ловят закладчиков?

Раз на раз не приходится. Бывали случаи, когда сотрудники ППС каждый день ловили. Это проблема, вытекающая из палочной системы. Например, с ОНК (контроль за наркотиками) каждый день требуют раскрытые преступления по наркотикам, то есть, если не будет наркомании — не будет показателей. А сам корень наркомании — он же не в этом.

Например, в аптеках города по рецепту продаются вещества «Лирика», «Кофетин», «Тропикомид» и другие. Данные вещества используют в «варке» и как ослабляющие средства при ломке. Бывали случаи, когда полицейские сотрудничали с этой аптекой. Говорили фармацевтам, что «если граждане будут подобные препараты брать, вы наберите нам, мы подскочим и заберём этих граждан с собой».

Набирали?

Набирали. Сотрудники полиции таких людей забирали к себе и при досмотре находили шприцы. Потом по аналогии — медосвидетельствование, информация о закладчиках, кто варится и так далее.

Полицейский — это вообще опасная работа?

Я бы не сказал, что безопасная. Ты едешь на вызов и не знаешь, что там произойдёт, думаешь: «Хоть бы пронесло». Гаенко, кстати, запрещал на семейных дебоширов направлять сотрудников ППС, так как считал, что это вызов для участкового. Хотя ситуации бывают разные.

ППС — они хотя бы вдвоём, а ты, даже если заберёшь дежурную машину с отдела, если повезёт, то водитель пойдёт с тобой на такой вызов. Но водитель может сказать: «Это не моя обязанность». И это для водителей нормально. Ты даже этому не удивляешься.

На меня один раз семейный дебошир пьяный кинулся с ножом. Получилось его задержать, но это просто повезло.

Вы уклонились или защитились?

Защитился. То есть, я его положил лицом в землю и всё. Надел на него наручники и он был доставлен в отдел полиции. Человек наутро извинялся и говорил, что не помнит — настолько он был пьян. Пьяному море по колено: наутро многие извиняются, а некоторые вообще неисправимые.

Если бы с вами что-то случилось, начальник УВД города был бы ответственен за это?

Назначили бы служебную проверку, влетело бы дежурному за то, что отправил одного.

Нашли бы кого-то виноватого посередине?

Да, там такое отношение, даже среди личного состава. Повторюсь: «Рыба с головы гниёт». Не интересуют твои проблемы, иди и делай, а если что-то случится, мы найдём виновного. И когда задаёшь вопрос: «Зачем вы так сделали?», тебе говорят, улыбаясь: «Мы так не делали».

Можете привести пример, когда был виноват непосредственно начальник, а нашли крайнего?

Пару лет назад троих или четверых сотрудников посадили в следственный изолятор из-за того, что они якобы переборщили с одним наркоманом на допросе. Сначала было возбуждено дело за превышение должностных полномочий с применением спецсредств. В прошлом году был суд — всех оправдали. Сначала начальник тебе говорит: «Иди и делай с ним, что хочешь, только выбей явку с повинной». А когда начальнику потом задают вопросы, он говорит: «Да я первый раз такое слышу, я не говорил этого».

А почему троих оправдали?

Потому что они ничего не делали. Может быть голос повысили, но я думаю, что он упал по собственной неосторожности, потому что был пьяный. Он до этого в ДТП попадал, у него были проблемы с рёбрами.

Смысл в том, что, когда тебе говорят, что если ты не выбьешь явку с повинной, ты будешь работать без выходных, [то приходится так работать]. И не важно как ты будешь это делать, главное — явка с повинной.

Сейчас же идёт похожее дело — про бывшего начальника уголовного розыска Алексея Морозова. Слышали о нём?

Я читал, но не в курсе. Деталей не знаю.

Как о человеке, что можете о нём сказать?

Мы с ним не знакомы.

Гаенко поменяли на Коробейникова, Пестерева на Умнова. Это обычная ротация или другие причины были?

Пестерев домой поехал себе в Вологду. Я слышал, он на повышение пошёл. Насчёт Гаенко: в период его правления многие люди лишились премий, эти премии накапливались. Например, минус семь тысяч за строгий выговор — это же не один сотрудник, а по всему городу. Эти деньги накапливались, а под конец года распределялись по экономии, либо в премиях. Я помню случай, когда Гаенко получил премию к 100-летию МВД в 2017 году — примерно в 200 000 рублей — при этом имея неполное служебное соответствие, которое ему объявил Умнов.

Это по словам сотрудников?

В том числе. И я помню, что видел лист распределения премий, в котором это было указано. Как он мог её получить, имея взыскание? Премию не получает никто, у кого есть взыскание или замечание. А он получает.

Но эта премия же была согласована с Умновым?

Я не знаю.

Image for post
Image for post

Как сейчас работается? Что говорят бывшие коллеги?

В принципе, так же — кадровый голод, нехватка людей. Люди не тянут, не справляются. Хотя, мне говорят, что при Коробейникове премии начали давать. Более-менее. Есть свои нюансы, но лучше, чем с Гаенко.

Как вы ушли из органов?

Меня давно звал друг основать свою юридическую фирму. Я пытался перевестись в следствие, в уголовный розыск — безуспешно — «мест нет».

Что стало точкой невозврата?

Сначала я работал на участковом пункте полиции № 25 — проспект Гражданский, 23А. Затем меня перевели на должность старшего участкового на участковый пункт полиции №19, Чумичова, 127. Я пока обосновался, пока документацию привёл в порядок — довёл до ума опорный пункт — прошло время, полтора года, даже больше. Меня люди узнавали уже.

Потом начальник сказал: «Иди на участковый пункт полиции №24, ул. Чумичова, д. 30Б. Это стало последней каплей. Я там проработал недолго. Это один из самых тяжёлых опорных пунктов, которые требуют полного штата. Вот этот пункт и Крейда. Самые тяжелые, и на одном из них я. При чём в неукомплектованном штате.

Почему вы начали вести группу «Опполиция Белгорода»?

Когда ты всю жизнь хотел работать в полиции и понимаешь, что там происходит не так, как должно быть, [то хочется что-то поменять].

Понимаете, если полиция требует от граждан соблюдения закона, ну так почему сами его не соблюдают? Из-за того, что вечно требуют показатели, некоторые сотрудники, не желая дорабатывать до ночи, прибегают к отчаянным мерам — фальсифицируют протоколы, акты проверки оружия, дактокарты, пишут рапорта о проверке лиц, которых не проверяли в действительности, и так далее. Потому что просто хотят уйти вовремя домой. Хотя бы к 9 вечера попасть — и то хорошо.

Во время московских проверок резко начинаются вестись табеля учёта времени, [все] работают по графику, дают выходные и так далее. Когда проверка уезжает, всё становится на свои места.

У нас закон красиво написан: предусмотрены квартира каждому участковому, служебный автомобиль и так далее, а по факту никто ничего не получает. В этом году по новостям я слышал, что должны дать 100 участковым по Белгородской области квартиры. У меня вопрос, почему не всем? У нас по 247-ФЗ участковому, который отработал в должности полгода и выше, предоставляется служебное жилье на территории обслуживания административного участка.

Но была какая-то отправная точка? Или вы просто сидели и решили: «Создам-ка я группу»?

Отправная точка была тогда, когда сотрудники дежурной части в декабре 2018 года ко мне обратились за юридической помощью. Смысл был такой: переработку за год областникам заплатили, а «земле» нет. То есть, отделам полиции, которые обслуживают территорию, не заплатили, а областникам, которые сидят в дежурных частях области и ГИБДД, переработку дали.

Я начал обращаться, писать, спрашивать, почему одним заплатили, другим — нет. Сразу Путину написал. Потому что я знаю, как работают с такими обращениями.

Как?

Максимально ответственно надо относиться к таким заявлениям: потому что ответ не только заявителю надо отдавать, но и в администрацию президента. Провели проверку. Меня приглашали в инспекцию по личному составу. Начали доказывать, что бюджеты разные. Я спросил: «А закон тоже разный?»

С кем вы разговаривали?

Я сейчас не вспомню фамилию. Это был сотрудник инспекции по личному составу. Они проводят проверки по таким жёстким инцидентам. Например, если в интернете всплывёт ролик с каким-нибудь сотрудником полиции, или его поймают пьяным за рулём, то это они будут проводить служебную проверку.

По закону переработка положена вне зависимости от бюджетов. Они сказали, что проведут проверку. В итоге, пришёл ответ, что факт имеет место быть. Проверка выявила нарушения, будут принимать меры.

Но никаких мер принято не было. В этот момент была московская проверка — это было год назад. Я пошёл на приём к московскому представителю, рассказал ситуацию. Сказал, что разберутся. Пришёл ответ с Москвы. В итоге сотрудникам дежурных частей города Белгорода начали давать переработку отгулами: к отпускам люди брали отгулы по 10–20 дней. Потому что выплатить людям деньги они не могут — всё растратили. И людей это устраивало.

В итоге — всё более-менее справедливо? Как расцениваете?

Людей это устроило.

То есть сотрудники изначально обратились к вам, как к юристу?

Я их знаю, да. Они попросили не раскрывать их личности. Если узнают, кто обращался, к ним будет соответствующее отношение, и в скором времени они в органах работать больше не будут.

С тех пор обращались к вам ещё люди из органов?

По другим ситуациям — просто консультации, восстановление на работу.

Можно сказать, что это происходит стабильно?

Не так часто, но бывает: в основном за консультациями или за восстановлением на работу. Был один суд, к нам обратился бывший участковый. К нему были регрессные требования от МВД. Была ситуация, когда участковый в течении длительного времени выносил незаконные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Никого не волновало, что он, на тот момент, замещал чужой участок и не успевал.

Заявитель обжаловал действия участкового в суде и в один день подал иск к МВД о возмещении морального вреда. Ему иск удовлетворили и взыскали примерно 100 000 рублей с казны государства. В дальнейшем, когда участковый уволился, на него МВД подало в суд с требованием возместить сумму компенсации. Бывший участковый к нам обратился, когда уже с него суд первой инстанции взыскал полную сумму.

То есть вы такой белгородский омбудсмен полиции на минималках?

(Смеётся). Обращаются — помогаем.

Смысл в том, что мы обжаловали это решение в Белгородском областном суде и снизили ему регресс до 27 000 рублей. У судей областного суда были только два вопроса к юристам УМВД: «Почему только участковый? Где в вашем иске руководители УМВД, которые утверждали постановления?» Позже, когда общались с юристами УМВД — они сказали, что они не будут подавать регрессные требования к руководителям.

Вы иногда в группе прибегаете к достаточно жёстким выражениям: «Плюс ко всему сгнила система УВД, которая убивает в человеке всякое желание работать..». Вы не боитесь?

Бояться чего?

УМВД. Они знают, что вы ведёте эту группу?

Я думаю, да.

Ну теперь точно да. И вы выкладывали скрин, что во время московской проверки вам рекомендовали ничего не выкладывать.

Со мной никто не связывался. Мне скрин скинул знакомый.

Image for post
Image for post

Вам кажется, что за этим ничего не стояло?

Я не сотрудник полиции. Было бы хуже, если бы я им был. Там рычаги давления есть — доведут, что либо ты уволишься сам, либо тебя подставят.

С сотрудниками понятно. Но вы считаете, что рычагов давления на вас нет?

Я же не критикую власть. Я гражданский человек, и что бы на меня оказывать давление, нужны веские основания. В противном случае, я буду обжаловать их действия в суде.

Я думаю, что сотрудники полиции будут со мной солидарны, потому что там одни только слова: «А чё ты сюда пришёл?», «А сколько тебе до пенсии?». Там только о пенсии одни разговоры. Я не вижу там никаких положительных моментов.

То, что 20 лет выслуги, а не в 65 лет на пенсию, и каждое 20 число месяца — зарплата, вот два положительных момента. Если тебе в лицо начальник говорит: «Давай мы защитим тебя», а на практике, наоборот, сливают, говорят, чтобы тебя привлекли к ответственности...

Кроме этого скриншота вам что-то прилетало? Угрозы или намёк на то, чтобы вы прекратили это дело.

Нет. Со мной по поводу этого не связывались. Я думаю, если бы какие-то основания для привлечения меня к ответственности были, уже связались бы со мной. Я не критикую конкретного человека, а показываю людям, что такое УВД. И не я один такого мнения.

А тысяча подписчиков сообщества — это сотрудники?

Я не смотрел. Многие сотрудники ещё не под своими профилями сидят. Тут и мои знакомые есть, одноклассники: с кем я учился, сотрудники.

Ваша группа — это попытка что-то изменить? Или это больше личный дневник?

Может быть и то, и другое. Я не задумывался. Пытаться что-то изменить никогда не поздно. Если ничего не делать, то ничего не изменится.

В УВД Белгорода есть пытки?

(Смеётся). Наверное, если бы не было, то не задерживали бы сотрудников — не просто так возбуждают уголовные дела.

Какой самый адский пример?

Я сам не участвовал, не знаю.

Коллеги подобным делились?

Нет.

Когда была ситуация с захватом банка «Западный», вы как-то участвовали в ней?

Когда человек пришёл с ружьём и сказал: «Дайте мне деньги»? Я не участвовал, потому что это не территория второго отдела полиции. И второй момент — я был после суток.

Но на этом примере вот: нелепая ситуация, когда участкового наказывают за действия лиц, которые он не мог предотвратить. Вот этот человек или подучётный элемент, которого постоянно проверяют, даже тот же самый Помазун — участковый постоянно проводит с ним беседы, но он же не будет с ним ночевать. И участковый виноват, когда этот человек допускает правонарушение. А то, что участковый с ним общался, проводил работы — это никого не волнует. На чьей территории живёт человек, тому участковому, скорее всего, прилетит взыскание. Потому что он недостаточно принял мер по профилактике преступлений.

Вы выкладывали скриншот из «Белгород №1» по поводу сотрудника полиции, который в ресторане на праздник переборщил. Это всплыло у нас. А что не всплыло за последние пару лет, но имело бы резонанс?

День участкового, по-моему, был. Мы собрались отпраздновать. И Гаенко, зная о том, что мы собираемся, сказал: «Сбор». При чём в такое время, когда люди уже подвыпили: «Срочно сбор». Никто не поехал, потому что уже все выпили. Наш начальник потом «подпрыгивал» на планёрке на следующее утро.

Ещё момент про профессиональную деформацию. Когда у человека что-то случается, он идёт писать заявление в полицию. А полицейские уже ничему не удивляются, настолько они привыкли к этому, что это просто его работа. И когда человек только начинает ему рассказывать, что случилось, сотрудник полиции уже знает, о чём идёт речь. Ты слушаешь и понимаешь — перспективное это дело или нет.

Понимаешь, что надо написать, чтобы был отказной материал, потому что если он будет не отказной — на следующее утро с тебя будут спрашивать за него и, вполне возможно, отправят на доработку. Поток людей большой — 80–100 вызовов за сутки. Если человек видит, что реальное преступление, но оно бесперспективное — переводы денег по телефону или сообщения во «ВКонтакте»: «Переведи мне денег», то сотрудник полиции пытается отговорить писать заявление, так как это — 100% уголовное дело, которое никто никогда не раскроет. А нераскрытые преступления плохо влияют на статистику, за которую тоже потом спрашивают на планёрках.

Тогда напоследок: с чем точно не имеет смысла идти в полицию?

Имеет смысл в полицию идти всегда. Просто бывают преступления, которые не раскрываются.

Из моего опыта: человек приехал домой, положил на панельку машины телефон и забыл закрыть центральный замок. Смысл в том, что через пару часов он спустился из квартиры к машине и обнаружил, что телефон пропал. И он даже не сразу заявил в полицию, только на следующий день! Ни камер, ни свидетелей.

Но лица подучётные имеют свойство знать об обстановке на территории их проживания. С ними общаешься, бывает, что кто-то что-то знает. В этот раз повезло — кто-то знал.

И я раскрыл это преступление.

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store