«А вдруг в нас врежутся?». Что происходило в обеих частях поезда «Белгород-Москва»: рассказы пассажиров

Вчера вечером фирменный поезд «Москва — Белгород» так и не приехал к назначенному времени: буквально в 20 километрах от города у него на полном ходу оторвались восемь вагонов.

К счастью, они не сошли с рельсов и никто не пострадал, а на место выехали экстренные службы. После этого людей из оторвавшихся вагонов пересадили в передние — и с опозданием в три часа они всё же добрались до вокзала.

«Белгород №1» поговорил с пассажирами из вагонов, которые оторвались, и которые уехали дальше — и публикует их рассказы.

Дмитрий, ехал в четвёртом вагоне, от которого отцепился состав:

«Когда отцепился пятый вагон, было около 22:30. На перегоне осталось 8 вагонов, один из них вагон-ресторан. Не доезжая Прохоровки послышался грохот, и поезд резко затормозил. Минуты через три пришёл начальник поезда, другие проводники, начали разбираться, что случилось. Пассажирам говорили, что всё в порядке, технические неполадки, но стоять придётся не меньше часа. Я посмотрел в тамбур — оторвавшаяся часть состава остановилась метров за 300 от нас, в тамбуре горел свет.

Минут через 20 начали подъезжать службы, ходили с фонарями, снаружи осматривали вагоны. Примерно часа через полтора стали пересаживать пассажиров в первые четыре вагона из оторвавшейся части, больше 100 человек. Были и пожилые люди, и дети, у многих — большие сумки. В целом, всё прошло спокойно. Проводники говорили: «Главное, что обошлось без жертв, никого не сбили, никто не пострадал».

Паники не было, было определенное недовольство со стороны других пассажиров, но это ожидаемо. Я предложил помощь бригаде поезда — они отказались. Никаких объявлений не делали, на вопросы отвечали: «Вагоны отцепились, прицепимся и поедем».

Чтобы всё восстановить и перевести людей понадобилось больше двух часов в сумме, долго переводили людей из оторвавшегося состава в наши четыре вагона. Тот хвост так и остался на перегоне, на вокзал поехало четыре вагона и локомотив.

Я ехал в купе. Людей начали подсаживать сначала в голову состава, не знаю — купе там или плацкарт. Часть людей после случившегося проснулась, часть спала, но проводники разбудили всех, попросили занять сидячее положение и предупредили, что будут подселять людей. Пострадавших в нашем вагоне точно не было, о других не знаю.

На вокзал приехали около часа ночи на первый путь (ближний к зданию вокзала), было очень много встречающих. В здание вокзала людей не заводили, выходили через открытое ограждение в заборе. Объявлений по громкой связи я не слышал.

Прислали СМС от абонента FPC: «Уважаемые пассажиры, по техническим причинам отправление поезда задерживается, наши специалисты делают всё возможное для скорейшего продолжения пути. Приносим извинения за возникшие неудобства».

Связи сотовой на месте, где расцепились вагоны, тоже почти не было, дозвониться куда-либо было сложно. Меня ждали, но мне удалось дозвониться и предупредить».

Татьяна, ехала в девятом вагоне, который был в числе отцепившихся

«Когда это случилось, я ничего не почувствовала. Поезд просто остановился. Все в нашем сидячем вагоне очень удивились.

Паники не было. Проводники минут через десять после остановки сообщили, что поезд по техническим причинам не может продолжить движение. Ничего не конкретизировали. Все было очень туманно и непонятно. Пассажирам самим пришлось выяснять, что случилось.

Потом мы шли по рельсам к оставшимся вагонам, нас посадили в плацкарт. Никто не помогал нести сумки. Сели. Минут 15 ещё подождали не пойми чего, а затем тронулись. Представители РЖД ещё в поезде извинились за случившееся.

На вокзале меня ждала сестра, она очень переживала. Когда она в первый раз позвонила в РЖД, ей сказали, что поезд прибыл по расписанию. Потом у меня уже получилось до неё дозвониться, когда появилась связь. После этого она ещё раз позвонила в РЖД, они уже ответили, что в поезде отсоединились вагоны».

Дмитрий — бывший железнодорожник, был в одном из задних вагонов:

«Когда мы остановились плавно, посередине перегона, а поезд наш уехал, мы подумали, свет горит, мультики показывает, значит всё хорошо.

Поезд сначала ехал быстро-быстро, мы опаздывали, потом потихонечку скорость стала сбрасываться. Потом уже я понял, что это накатом мы катились, а поезд пошёл дальше. Потом кромешная тьма. Ничего не видно, ничего не понимаем: то ли мы тихо катимся, то ли стоим. Простояли час, стало холодно, женщины стали мёрзнуть.

Может, мы встречный пропускаем. Потом появилась информация про обрыв поезда. «Да такого быть не может. Такого не бывает», — подумал я. Как только оборвётся поезд, во-первых, это ЧП, во-вторых, идёт резкий сброс воздуха и всё резко тормозится. Тут такого не произошло. Когда я увидел закрытый кран, то понял, что из Москвы самой четыре вагона ехали открытые все нормально, а остальные вагоны ехали вообще без тормозов. Динамическая нагрузка и вот этот шплинт, который вставляют, просто вырвало. Благо вырвало здесь, у нас, в 20 минутах от Белгорода. Если бы это было под Москвой, и мы встали, в нас бы въехал поезд какой-нибудь — и было бы месиво.

Мы стояли на перегоне, а тот, кто ехал, ему горел «зелёный». Более того, там связи не было. Это было около Ржавца, после Прохоровки. Проводники тоже сначала ничего не знали. Потом женщина выдвинула версию, а вдруг в нас врежутся. Тогда приняли решение выходить. А куда выходить? Кромешная тьма.

Проводница всех собрала, говорит: «В последний вагон идём». У меня были легкие сумки, а были женщины с сумарями, которых загрузили в Москве и должны были встретить в Белгороде. Девочки-проводницы — молодцы, помогали. Буксовали по тем камням, неприятно было.

Проводницы — молодцы, чай за счёт заведения предлагать начали. Никто не стал. У всех нервуха».

Главное медиа о городе

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store